Неожиданная встреча. Глава 10.

Автор: | 14.06.2017

Риэк Сергев вошёл в огромный зал. Взглянув наверх он ничего не увидел – панели направленного света отлично освещали нижнюю часть зала, но его своды скрывал царящий вверху сумрак. «Мда, — подумал Риэк, — директорат НБС просто обожает монументальные сооружения». В этом сверхзащищённом и полностью автоматизированном здании нечасто собирался совет НБС. Риэк до конца не совсем понимал зачем вообще проводить очные встречи вместо виртуальных и посещал заседания ещё реже, чем они случались. Полумраку зала заседаний он предпочитал свои полностью освещённые лабораторные комплексы. Однако он не мог пропустить заседание, на котором главной фигурой являлся он сам.

Риэк не стал задерживаться в этом проходном зале и прошёл далее. Минуя череду залов, он попал в зал заседаний, в котором за огромным круглым столом сидело пять человек. Одно свободное место предназначалось вошедшему. Риэк поприветствовав всех поднятой рукой и уселся в немного отставленное от стола объёмное кресло, которое больше напоминало величественный трон с дорогой отделкой. Механизированное кресло плавно задвинулось к столу. Теперь в зале присутствовало шесть человек, равномерно распределённых вокруг стола огромных размеров. Четверо мужчин и две женщины сидели на значительных расстояниях друг от друга. Казалось, что для общения придётся постоянно повышать голос, если вообще не кричать. Однако система направленной акустики нивелировала эти расстояния, создавая персональные акустические каналы к каждому участнику совещания. Нейросетью на заседаниях не было принято пользоваться. Протокол заседания вёлся автоматически от лиц всех присутствующих и по окончании заседания был доступен каждому участнику.

— Итак господа, — начала одна из двух женщин, — все в сборе. Мы уже очень давно не собирались вживую, — она обвела всех взглядом, — подобная общая встреча в абсолютно полном составе была примерно два года назад. Причина очной встречи веская и касается всех, однако надолго мы не задержимся. Совещание объявляю открытым. Сегодня у нас единственная повестка – долгожданные результаты подразделения Сергева и дальнейшая судьба технологии нейростопа. Риэк?

— Приветствую всех. Буду краток. Все вы в курсе о работах «Гарантия». Многие уже используют базовые протоколы в своих экспериментальных продуктах и готовят их для интеграции в рамках программы. Недавно завершился, — Риэк немного помедлил, он не хотел произносить название проекта, содержащего имя Лаэры Сибирии, и провоцировать вопросы о судьбе главных людей в нём, — пилотный проект, по результатам которого можно уверенно сказать, что… — Риэк помолчал и твёрдо продолжил, — программа «Гарантия» не оправдала надежд и будет закрыта. Её наработки оказались бесполезны. Путь придётся начинать сначала.

Риэк замолчал. Он ощутил повисшую тишину в зале. Своими словами он отбросил развитие большей части компании минимум на пятьдесят лет. Разумеется, все уже знали про сложившуюся ситуацию из разосланного им краткого отчёта, но точку в этой истории поставили его слова именно сейчас. Долгие и тщательные наработки новых нейросетей, их подготовка к интеграции с новыми имплантатами оказались напрасными.

— Что, совсем бесполезны? – прозвучал вопрос, сидящего слева от Риэка, человека.

— К сожалению – да. Я ставлю вопрос о полном закрытии программы «Гарантия» и высвобождении всех ресурсов, задействованных в ней.

— Риэк, ты вообще понимаешь о чём говоришь? – раздался голос, обладатель которого сидел напротив Риэка.

— Послушайте, — Риэк поднял руку, предупреждая шквал вопросов, — я прекрасно понимаю, что закрытие программы больно не ударит только по одному человеку.

Риэк бросил взгляд налево, скользнув взглядом по предыдущему оратору. Судя по расслабленной позе главы разработки автономных имплантатов, ему действительно было всё равно. Поддержка нейростопа, наверняка, была реализована максимум в паре новых устройств, проекты которых теперь просто закроют. Основная же продукция никак не пострадает от этого решения. Чего не скажешь об остальных — невозможно взять и просто убрать из нейросетей ставший ненужным функционал. Оставлять же его незадействованным нельзя – это рано или поздно приведёт к большим проблемам в будущем.

— Я понимаю, что все остальные уже достаточно глубоко внедрили основные протоколы и их отключение… оно невозможно просто так. Но поймите меня правильно. Я занимаюсь нейростопом давно. Мне было непросто взять и отправить в утиль свои последние сто лет. «Гарантия» провалена. Полностью. Это факт. Все ресурсы нужно вывести из этой программы. С этого момента мы только теряем время, которым можно распорядиться разумнее.

В зале воцарилась тишина. Главы подразделений корпорации размышляли о сорванных контрактах, снижении личной репутации и прикидывали порядки убытков, связанных с переориентаций производственных циклов.

— М-да-а-а… — протянул сидящий справа человек, — Риэк, ты очень сильно подставил всех. Все разработки последнего столетия придётся выкинуть на помойку. Но это не так страшно. Я шесть процентов производства перевёл на новый тип. Ты был так убедителен в своё время! Вот что теперь с этим делать? Изменения циклов потребуют вложений не менее процентов шестидесяти-восьмидесяти от постройки новых комплексов. Которые, кстати, работать будут сразу без сбоев и неприятностей. Просто всё бросить – это значит просто заморозить своё присутствие в нескольких мирах и забыть про все инвестиции в их инфраструктуры. Эти локации мне достались не по щелчку пальцев. И такая ситуация не только у меня. А когда мы туда вернёмся там всё будет развалено, потому что местные нормально поддерживать всё это не смогут. Ввиду отсутствия ресурсов, да и желания – все же рассчитывали, что именно наши центры будут тяжёлым тягачом развития локаций первое время.

— Тем более, — воспользовалась паузой женщина, сидящая правее предыдущего оратора, — как мы будем объяснять провал правительству Союза? Риэк, НБС обеспечивал твои разработки только на треть. Если Союз решит свернуть работы, то не надейся, что корпорация перезапустит твой проект в одиночку. У нас и без тебя проблем хватает. И да, ты в курсе развитие скольких миров уже запланировано в рамках программы? Что теперь с этим делать? Да все корпорации СЦМ с радостью используют сложившуюся ситуацию для ослабления наших позиций и влияния. И что-то мне подсказывает, что чиновники СЦМ на этот раз будут не на нашей стороне.

Наступило молчание. Риэк напряженно ожидал следующих вопросов. Людям надо было высказаться. С его точки зрения встреча пока носила ожидаемое развитие и о судьбе агента пока никто не вспоминал, погрузившись в ворох и масштаб своих проблем. Любым высказанным риторическим вопросам Риэку было чем парировать. Но воспоминания о уже не существующем человеке, которого тут знали все лично, ничего хорошего ему не сулила.

— Ну хорошо, — нарушила тишину глава корпорации, — у нас у всех за пять минут создались проблемы. Большие проблемы. Риэк, я надеюсь ты пришёл сюда не просто сказать об этом? Какие варианты?

— Да, верно. Я предлагаю перезапустить проект.

— Начать вообще всё заново? – недоверчиво послышалось слева.

— Нет, за основу будет взята не наша разработка. Нам это сэкономит не один десяток лет.

— Чья разработка?

— Церковников.

За столом послышался общий вздох.

— И в какой стадии их разработка?

— В стадии наработок. Нам это даже на руку – мы сможем быстро во всём разобраться и, опираясь на их разработку как на базу, начать свой проект. Но, опять же в целях экономии денег и времени, смысла в этом не вижу. Если у них уже есть хорошая модель можно разобрать её по кусочкам и изучить, но не менять. Это даст нам возможность задействовать исследовательские ресурсы церковников для части работ. Размах масштаба, конечно, у них сильно ниже. Но в наших условиях и это облегчение жизни.

— Я против, — возразил куратор имплантатов. – Мы не должны использовать чужую базу. Как ты сказал «быстро во всём разобраться» критично рисками. Мы сейчас разберёмся, а через лет двести окажется, что что-то не нашли. Или в чём-то думали, что разобрались, а по факту окажется что работает оно совсем иначе. Про закладки от отцов вообще молчу – даже если мы выловим все они найдут пути подсунуть хоть что-то. Ты же не будешь заниматься всей работой лично, а люди… это слабое звено. Твой подход имеет право на жизнь, но для обеспечения надёжности и спокойствия своей жизни придётся делать полную фильтрацию нейросигналов. При условии, что это вообще возможно, так как что там у церковников за нейросхематика и какая модуляция нейросигналов пока неизвестно.

— Я тоже сомневаюсь в надежности такого решения, — поддержал предыдущего оратора голос через стол, — и меня беспокоят даже не столько отцы, сколько хранители. Мы рискуем нарваться на их технологии и даже не понять этого. В сказки их нейтралитета я не верю. По мелочи – да, они не вмешиваются. Но тут – не мелочь.

— А как к этому вообще отнесётся флот? Всё, что они хотели – они не получат.

— Да и руководство Союза тоже радо не будет.

Недавно выглядящие спокойно и уверенно респектабельные люди за столом устроили настоящий гвалт. Риэк даже не пытался отвечать на вопросы. Боссы корпорации задавали риторические вопросы друг другу, усугубляя тем самым мрачность складывающейся ситуации. Наконец шквал возмущения стал стихать. Глава корпорации пару раз хлопнула в ладоши и в зале медленно установилась тишина.

— Риэк, я думаю все эти вопросы, которые тут прозвучали тебе знакомы как никому другому. В отличии от больных, но небольших в процентном отношении, потерь отдельных подразделений ты вложил в это молодое направление нашей корпорации практически всё, что у тебя было. Я ценю это. Именно поэтому за этим столом последние сто лет стоят шесть стульев. Хотя один из них частенько пустует, — пустила она шпильку. – В своё время ты действительно был убедителен. Новое направление создалось не просто с нашей поддержкой – ты влил в это направление свою энергию, дал ему жизнь. И твои заслуги как основателя неоспоримы.

«Ох, что-то мягко стелет, — подумал Риэк, — как бы не было больно падать». Бессменная глава НБС славилась своим своенравным характером так же, как и умом. Остроумием и язвительностью она могла нивелировать мнение человека практически по любому вопросу, а также принизить или вовсе растоптать его самооценку не только в чужих глазах, но и его же собственных. Женщина была весьма привлекательна по стандарту СЦМ и одним из её любимых развлечений было интеллектуальное издевательство над молодыми и самоуверенными людьми, рискнувшими попробовать завести с ней знакомство в романтических или деловых целях. Светская жизнь главы широко освещалась в прессе и многие политики СЦМ небезосновательно её опасались и предпочитали с ней не связываться без совсем уж крайней необходимости.

— Практика является критерием истины. И на данный момент результат, — она сделала выразительную паузу, — мягко говоря не убедителен. Однако, когда создаётся что-то новое очень высок риск ошибки. И всем это, — она обвела взглядом всех сидящих за столом, задержавшись взглядом на главе подразделения имплантатов, отчего тот ухмыльнулся, — очень хорошо известно. У нас, — она сделала ударение на слово «нас», — появились определённые трудности и проблемы. И решать их придётся сообща. Я предлагаю подумать над минимизацией потерь. Какие-то вопросы я могу решить с властями Союза используя свою, — она мило улыбнулась, — обаятельную неотразимость. Но нам нужен согласованный план. Риэк, ты это всё заварил – ты думал, как именно теперь всё это распутывать?

— Разумеется. Но для этого мне нужна общая позиция совета по самому факту необходимости разработки нейростопа.

— Нейростоп нужен, — твёрдо ответила глава. – У кого-то есть веские аргументированные возражения?

Никто не возражал. Глава подразделения имплантатов вообще прикрыл глава, поудобнее устроившись в кресле. Он был одним из старейших в совете и, похоже, вовсе не опасался главу корпорации. По крайней мере он себе позволял немного больше того, что могли позволить себе другие и не испытывал особого дискомфорта от редких выволочек от «главной» по организации.

— Хорошо, — продолжил Риэк. — В таком случае можно рассматривать два варианта. Перезапуск разработки или использование наработок церковников. Перезапуск будет больнее для нас, потому что для анализа провала потребуется время. И в это время придётся тратить ресурсы на поддержание той инфраструктуры, которая создана в рамках «Гарантии». Это уйма невозвратных денег. Я не прорабатывал этот вариант серьёзно. Я уверен, что он будет невыгоден. Разработка церковников… Я согласен и вполне понимаю все риски, которые вы тут высказали. Но если разобраться, то так ли уж важна вероятная, именно вероятная, зависимость от отцов? Церковь напрямую зависит от наших технологий и политических решений. А долго ли Церковь продержится на периферии без нашего флота? С хранителями сложнее. Однако если они такие технологичные им ничего не стоило продавить свои решения в эру становления нейросетей. И если это было, то они себя до сих пор никак не проявили. А ведь предпосылки для этого были. Нет никаких оснований для такого пессимистического восприятия хранителей. Если же у них не было таких технологий тогда, то и сейчас нет – в данной сфере никто не может сравниться с мощью нашей корпорации. На данный момент я исхожу из той позиции, что нейростоп нужен всем. Вообще всем. Без исключения. Все заинтересованы в создании технологии. И все понимают, что только наша корпорация способна вытащить эту разработку в какие-то разумные сроки, выпустить её в массы и обеспечить эффективные поддержку и развитие. Церковники делать эту технологию будут тысячелетие. А потом ещё столько же её допиливать до работоспособного варианта. Про дальние миры я вообще молчу, несмотря на их технологический подъём в последнее время. На данный момент я прорабатываю вариант, основывающийся на технологиях Церкви. У меня уже имеется их базовый нейросетевой протокол. И уже сейчас я могу сказать, что процентов тридцать-сорок нашей имеющейся базы по «Гарантии» не потребует сколько-нибудь значимого изменения. Это очень существенная экономия времени и денег.

— Откуда у тебя их наработки такого уровня? Церковники так быстро вопросы не решают! – задала вопрос глава НБС.

— У меня, так скажем, хорошо налаженные горизонтальные связи и я быстро думаю как всё распутать с минимальным ущербом для корпорации. Именно моё подразделение и я лично несут ответственность за сложившуюся ситуацию. И мы её уже решаем.

— Надеюсь в Союзе твои связи столь же эффективны, — проворчал человек, сидящий напротив Риэка. – Потому что именно тебе придётся продавливать перезапуск программы и защищать при этом наши интересы.

— Я понимаю вас. Завтра запланирована встреча с руководством совета СЦМ и, может быть, личное посещение командующего флотом. Встречи будут носить такой же характер, как и наша. Отчётный характер. Мне придётся ещё много выслушать о себе. Я предлагаю более детально подумать о вариантах наших следующих шагов. Через неделю стоит снова собраться всем вместе и выработать общую позицию, опираясь на которую я буду выстраивать корпоративную линию поведения. Через несколько дней я разошлю вам уточнённый анализ по полученной наработке от Церкви.

— Да брось! – возразил сразу взбодрившийся, видимо от перспективы скорого завершения заседания, глава подразделения имплантатов. – Чего ты там науточняешь за три дня? В чужой разработке.

— Не забывайте, что сейчас у меня лучшая исследовательская база, — возразил Риэк.

— Наличие базы не заменит объективной оценки и опыта. Опыта в данной тематике у тебя не так и много.

Мужчина пренебрежительно махнул в сторону собиравшегося возразить Риэка и продолжил, обращаясь уже ко всем.

— Господа, я поддерживаю решение встретиться через неделю. Следующая встреча будет более продуктивна – мы будем понимать свою ситуацию, знать реакцию Союза и Флота. Да и Риэк может быть за неделю даст больше полезной информации. Надо отдать должное – он пришёл к нам не руками развести, а с каким-никаким, но реальным решением. Я уж не знаю, что там у тебя за каналы с Церковью, но способность решить возникшую ситуацию ты продемонстрировал.

— Кто-то что-нибудь хочет ещё добавить? – спросила глава корпорации.

Желающих не нашлось.

— В таком случае давайте расходиться. Несмотря на весьма неприятные новости я рада была здесь увидеть всех лично.

— А когда мы собирались тут в отсутствии проблем-то? – хмыкнул сидевший справа Риэка человек. – Постоянно то проблемы из вне, то подразделения друг с другом цапаются.

— Неправда, — возразила глава, — семь лет назад здесь все собирались в честь моей круглой даты.

Задумчивые лица людей постепенно смягчились.

— Ты, кстати, в тот раз сломал моё кресло! – ударила она рукой по столу.

— Э-э-ммм, но я добросовестно скомпенсировал твою утрату. Даже с лихвой! – округлил глаза мужчина.

Главы подразделений заулыбались. Напряжение немного спало.

— Ты сказал, что полный аналог будет только через четверть века. Я буду терпеливо ожидать эти ближайшие восемнадцать лет.

Люди поднимались из-за стола с тихими смешками.

— Риэк, подожди меня на выходе второго контура.

***

Риэк терпеливо ожидал на выходе из очередного зала, задумчиво разглядывая причудливую мозаику на стене, которая изображала на фоне заходящего солнца какого-то ящера. Риэк не был уверен, что это ящер, но определённо это было что-то летающее. Может атмосферный планер? Для правильного восприятия картины нужно было отойти от стены и окинуть взглядом её всю. Но мысли Риэка были заняты уже предстоящей новой встречей. Быстрого и стремительного планера на ней не предвиделось, а вот хищный ящер, кажется вполне может быть. Риэк считал, что сегодня ему повезло и мрачно думал, что будет отвечать на вопрос командующего флотом о судьбе лучшего универсала во флоте. Про подобный вопрос в Совете СЦМ относительно Лаэры ему даже думать не хотелось. Нужно было какое-то нетривиальное решение проблемы. Риэк вздрогнул от неожиданности, когда его мягко взяли под руку.

— Шеф?..

— Просто Диада, Риэк.

Риэк с удивлением обнаружил что его настойчиво и целенаправленно тянут к выходу. Пройдя несколько залов, они вышли из последнего помещения, которое на самом деле являлось замаскированной камерой системы безопасности первого уровня. На вышедшую из здания пару сразу обратили внимание те главы, которые еще не успели покинуть стоянку транспорта. Диада с Риэком продефилировали к ближайшему аэромобилю. Аэромобили на стоянке не отличался друг от друга. Мало того – транспорты внешне не отличались от серийных моделей. Сделано это было из соображений безопасности – машины не выделялись из общего движения, за ними было тяжелее следить и сложно установить кто в них действительно находится. Сегодня главы могущественной корпорации передвигались на довольно распространённой модели «Морось» седьмого поколения. Машины, несмотря на своё стопроцентное сходство с базовой моделью были заказные и внутри очень сильно отличались от стандартных комплектаций.

— Шеф, завтра у меня встреча в совете Союза. Я думаю, мне стоит…

— Диада, Риэк, сегодняшний вечер я для тебя просто Диада. А может и не только сегодняшний – всё будет зависеть от того как ты себя будешь вести. – Женщина кокетливо улыбнулась. — Нам нужно обсудить кое-какие вопросы в… эммм… неформальной обстановке. Ты же не откажешь красивой женщине провести с собой вечер? – она прижалась всем телом к его боку и Риэк почувствовал тепло её тела.

Сбитый с толку Риэк не мог понять, что происходит. Рядом с ним один из самых влиятельных людей СЦМ, который своим поведением демонстрирует, что они сейчас… поедут к ней домой? Когда он появился в организации о подобном он мог только мечтать, украдкой бросая взгляды на «главную» в те редкие моменты, когда он мог её созерцать лично. С постепенным повышением своего статуса, Риэк привык к своему привлекательному и обаятельному непосредственному начальнику, который почти с самого начала курировал его разработку напрямую и во многом помогал ему своими техническими советами и административным ресурсом. Никаких попыток сближения, хотя бы в сторону неформального общения, Риэк даже и не пытался делать, хорошо представляя, чем это может обернуться для него. Время от времени в светских хрониках проскакивали разборки главы с претендентами на её сердце и НБС пару недель жужжало как улей, в котором пчёлы обнаружили неожиданную и мгновенную пропажу всех запасов мёда. Да и не это было главное в жизни Риэка – каждый его шаг был направлен на создание новой нейротехнологии, которая, как он считал, даст второе дыхание развитию человечества. Постепенно Риэк вышел на уровень полной самостоятельности принятия решений и последние семьдесят лет общение с главой НБС мало отличалось от её отношений с другими главами подразделений корпорации. Сейчас же мысли Риэка беспорядочно путались, пытаясь разгадать какую игру и зачем затеяла глава. Неужели его решили потопить окончательно? Неужели он что-то не заметил, упустил из виду?

Женщина весело и беззаботно рассмеялась, будто спутник её чем-то рассмешил. Подлетевший аэромобиль слегка наклонился бортом и открыл дверь. Толщина отъехавшей двери недвусмысленно намекала на сильное бронирование машины. Риэка с неожиданной и невероятной силой буквально впихнули в неё. Диада залезла следом. Аэромобиль задвинул дверь и величественно выплыл со стоянки. Главы подразделений НБС, внимательно наблюдавшие за парой, продолжили свою посадку и через пять минут на стоянке остался только корпоративный транспорт.

***

Звонок отчаянно пиликал где-то прямо в центре мозга спящего человека. Человек проснулся и открыл глаза. Громкость звонка уменьшилась. Но как только он стих настолько, что человек решил закрыть глаза, звонок затренькал с новой силой. Риэк открыл глаза и повращал ими сначала в одну сторону, затем – в противоположную. Это помогло – звук звонка полностью исчез. Риэк вспомнил, что сегодня его выступление в Совете СЦМ и от сна не осталось и следа. Он перевернулся на спину и неожиданно осознал, что это не его дом. Потревоженная женщина, спавшая рядом с ним, прижалась к его плечу и обхватила грудь Риэка своей вытянутой рукой. Риэк вспомнил события вчерашнего дня.

«Боже! Что же вчера было?» — пронеслось в голове Риэка. Он вспомнил как Диада его буквально похитила на глазах у всего директората НБС. Они направились в какой-то ресторан и Диада заставила его отключить нейросетевую запись и «подкрутить» метаболизм для отключение биохимического обезвреживания алкоголя. В ресторане они поужинали и, кажется, что-то отмечали. Ах да, отмечали провал проекта. Потом ещё отмечали возрождение из пепла его подразделения организации. Потом… Риэк мало что помнил, воспоминания были несвязанные и обрывочные. Он напился первый раз за последние лет пятьдесят. Или семьдесят? В ресторане, разумеется случайно и непонятно как, Риэк разбил, кажется, аквариум с какими-то хищными членистоногими, которые моментально расползлись по этажу, что послужило поводом для экстренного закрытия всего ресторана. Они уехали из ресторана прямо домой к Диаде. Вечер был продолжен. Затем наступила ночь. Ночные воспоминания были обрывочные и цельной картины Риэк составить не мог. Да это и не нужно было – всё было понятно и так. Позволил ли он себе лишнего в этот вечер и ночь? И что теперь от всего этого ждать? Светская известность Риэку сейчас была вовсе не нужна.

Риэк неохотно и осторожно освободился из плена женских рук, стараясь не разбудить Диаду, и направился в душевую. Глава корпорации жила шикарно – Риэку пришлось поблуждать, прежде чем он нашёл нужную комнату. Сам он не придавал особого значения своему быту, комфорт он любил и ценил, но, если сравнивать с уровнем дирекции корпорации, можно было сказать, что жил он аскетично. По сравнению с многоэтажной резиденцией главы корпорации – так вообще влачил жалкое существование. Риэк с удовольствием принял душ, натянул первый попавшийся халат и вернулся в спальню.

В спальне он обнаружил Диаду, которая лежала на боку, подперев голову рукой. При его появлении она оживилась.

— Дорогой мой, что же ты покидаешь спящую красавицу? Это как-то… некультурно. Мог бы с утра и обнять, поцеловать…

Риэк остановился в недоумении что делать, какую модель поведения выбрать дальше. Перед ним была всё же не случайная знакомая с вчерашней вечеринки. Нетипичная манера поведения шефа выбивала его из колеи. Диаду развеселило его выражение лица, она звонко рассмеялась и потянулась, отчего легкое одеяло соскользнуло, обнажив верхнюю часть её тела. Видимо, выражение Риэка стало ещё более беспомощным и она сжалилась над ним.

— Поднимись двумя этажами выше, найди комнату 53 и оденься во что-нибудь приличное. У тебя же сегодня встреча в совете миров? Я пока приму душ.

Риэк не заставил себя уговаривать, быстро ретировавшись из комнаты.

Второй раз в это утро они встретились в столовой. Столовую Риэк нашёл быстрее, так как догадался подключиться к инфосети дома и запросил план помещений. Диада расположилась в углу дивана, забравшись на него с ногами. Она была одета в длинный халат золотистого цвета и руками обнимала большую кружку с каким-то напитком, видимо горячим, потому что периодически поочерёдно перебирала пальцами бока кружки. Задумчивость пропала с её лица, когда она увидела Риэка и её выражение приняло неподдельный живой интерес. Диада критически оглядела его с ног до головы.

— Ну что же, неплохо. Стиль выбран соответственно содержанию встречи – деловой, но независимый. Присаживайся – на столе «НСБ», тебе стоит выпить. Может позавтракать хочешь? — участливо поинтересовалась она?

Риэк был одет в стандартный деловой костюм. Строгий стиль подчёркивал его стройность – он был ещё очень молод по сравнению с другими членами совета и не ленился держать себя в форме, в то время как другие главы уделяли этому время только по острой необходимости, которую диктовала светская жизнь. Неофициальности Риэку добавляла расстегнутая верхняя пуговица белой рубашки, отсутствие полагающего треугольника платка в пиджаке и его немного мятый низ. Были соблюдены все условности.

Риэк снял пиджак и присел на середину дивана. Взяв стакан он отпил из него треть и закрыл глаза. Не сказать, чтобы он чувствовал себя плохо – нейросеть за ночь сделала своё дело, а утренний контрастный душ освежил его, вернув прежний уверенный настрой. Однако этот крайне дорогой напиток дополнительно зарядит его энергий, которая ему сегодня не помешает. Он ощутил внезапную вялость во всём теле – так и должно было быть. «Нейросетевая бодрость» в своё время была фармацевтической ошибкой, неудачным продуктом компании, пока волей случая не обнаружилось её интересное влияние на нейросеть. Так она стала первым и оставалась до сих пор единственным эффективным и безопасным нейростимулятором. Производство этого напитка было крайне сложным, поэтому его цена была просто космической.

— Нет, спасибо, кажется вчера я отлично поужинал. Хотя что именно ел не помню.

Диада наклонила голову набок и рассмеялась.

— Да, было весело. Я даже и не вспомню, когда так было последний раз.

Она придвинулась к нему и потрепала за ухо.

— Опасаешься меня?

— Если откровенно, то – да, — честно признался Риэк.

— И правильно делаешь.

Диада отодвинулась обратно в свой угол. Отпила из кружки и вновь уставилась на Риэка.

— Правильно делаешь, — повторилась она, — а вот отключение контроля метаболизма вчера было неправильным решением. Я… — она помялась, — не то чтобы я жалею об этом, даже наоборот… Но не позволяй в будущем подобного с теми, кому не доверяешь.

— Речь не идёт о доверии. Я знаю тебя достаточно долго, ты мой, по сути наставник, благодаря тебе я сейчас представлен в совете корпорации — как я могу тебе не доверять? Просто опасаюсь.

— Ты мне определённо нравишься. Сбалансированное поведение умного человека. – Она сделала несколько глотков из своей чашки и изменила тему разговора. – Кстати, — а во сколько твоя встреча с Советом?

Риэк собрался было ответить, но Диада опередила его, видимо, запросив данные в инфосети.

— Ты успеваешь и даже с запасом. Ты уже думал как и о чём будешь говорить?

— Модель поведения будет такая же как и вчера. Я уже не в той ситуации, когда можно нажимать как я привык. Придётся привыкать к новой роли. Я чувствую, что она, — Риэк помолчал, — быстро не пройдёт. На следующей неделе будут личные встречи с некоторыми высокопоставленными чиновниками. Там будет хуже, так как в своё время я давал личные гарантии.

— Нет, Риэк. Твоя модель поведения не должна измениться никак. И если ты немного подумаешь, то поймёшь почему.

Риэк подумал, перебирая в уме варианты. Он так увяз в хитросплетённой светской и политической жизни общества, что самое умное было не делать сейчас никаких резких движений. Нужно было донести информацию, понять реакцию и потом принимать какие-то решения. Наглое и самоуверенное продавливание своих интересов, к какому он привык, сейчас могло привести к непредсказуемым последствиям. Так ни к чему и не придя он вопросительно посмотрел на Диаду.

— Риэк, Риэк, — покачала головой Диада. – Плохой я, как ты говоришь, наставник. – Она помолчала. – Хотя, я больше курировала техническую сторону твоей деятельности. Политически ты сделал себя полностью сам. Риэк, руководитель высоко ранга это в первую очередь тонкий политик. Думаешь я удерживаю руководство корпорацией только своим умом или привлекательностью? И не смей думать, что я вот так запросто кого-то приглашаю к себе на ночь! Ты – это исключение за очень много лет. – Диада задумалась, затем словно опомнилась. – Человечество сделало умопомрачительный рывок в техническом развитии, но человеческие отношения за эти десятки тысячелетий не изменились вообще никак. Выгодно можно выйти из многих ситуаций – надо всего лишь учитывать светские традиции и умело играть на нюансах устройства человеческого общества.

Риэк продолжал непонимающе смотреть на своего непосредственного шефа, наставника, главу корпорации или женщину с непонятной степенью близости – он уже не знал точно кем именно она приходится ему.

— Когда ты последний раз присутствовал на каком-нибудь светском рауте со спутницей? – задала вопрос Диада.

— Давно, — ответил немного обескураженный вопросом Риэк.

— А ты вообще с женщиной когда последний раз был?

— Ээээ, — протянул её оппонент, — а при чём тут это вообще?

— Вот именно, привык скакать по всей периферии, а по возвращении зарываешься в своём центре и тебя никто не видит. – Она помолчала и задумчиво добавила. — Хотя – это даже к лучшему получилось. Эффект будет просто умопомрачительный. — Она улыбнулась, но вышло это как-то хищно и зловеще.

Диада посмотрела на Риэка и вздохнула, поняв бесперспективность своих усилий направить мысли мужчины в нужном направлении.

— О чём ты вообще сейчас думаешь?

— Интересно, на встрече Симмерман будет или нет. Я подобрал такой момент, что он должен не успеть вернуться из своего турне по периферии. Его присутствие крайне нежелательно.

— Риэк!

— Да?

— Вчера все главы видели как мы с тобой садились в мою машину!

В мозгу Риэка что-то щёлкнуло, переключилось и мысли приготовились принять новое русло своего течения, но двигаться не спешили, предпочитая пока только переглядываться друг с другом.

— Да, видели. Но, мы поехали на дополнительную встречу. Закрытие проекта…

— Замечательные выводы, учитывая моё, так скажем, совсем нетяжёлое поведение. Как ты думаешь какие выводы сделает любой нормальный человек? – Диада рассмеялась, — Да готова поспорить, что каждый начал молниеносно сливать информацию куда только можно. У нас в совете сидят неглупые люди и я уверена, что все сразу всё поняли. А вот тебя, — она ухмыльнулась и посмотрела на него, — придётся действительно покурировать какое-то время. А вчерашний ужин? – Она закатила глаза. — Ты проявил такую неожиданную и непредсказуемую энергичность, что теперь она ну никак не сможет пройти незамеченной. Я даже не могла и мечтать о таком сногсшибательном эффекте.

В мозгу Риэка щёлкнуло ещё раз. На этот раз гораздо громче. Он подключился к сети и запросил утренние новостные сводки. После обработки запроса он сразу открыл раздел светских новостей. «Новый любовник Диады Итвор», «Риэк Сергев набирает очки в совете НБС», «История нейростопа – любовное наказание главой НБС», «Главы НБС устроили дебош в ресторане», «Свадьба главы НБС состоится через два месяца», «Секреты НБС. Риэк и Диада – кто кого соблазнил. Детальное расследование», «В ресторане «Белый шум» засветился любовник Диады Итвор, которого она скрывала последние сто лет», «Такого вы ещё не видели — новая жертва Диады Итвор».

— Это катастрофа… — вырвалось непроизвольно у Риэка, когда он бегло просмотрел заголовки новостей. Читать содержимое статей было бессмысленно.

Диаду настолько развеселила его реакция, что она, в смехе, расплескала часть содержимого своей кружки прямо на халат. Не обратив на это существенного внимания, она откровенно наслаждалась моментом.

— Риэк, дорогой, ну нельзя же так надо мной издеваться, — согнулась она снова в смехе, когда Риэк посмотрел на неё ошарашенным взглядом – он до сих пор не мог отойти от своего недавнего открытия.

Риэк выстраивал свой образ годами и десятилетиями. Образ наглого, уверенного, успешного и надёжного представителя корпорации. Он порой жёстко и бескомпромиссно продавливал свои решения. Те, кто ему помогал, никогда не оставались в проигрыше. В конце концов, образ стал работать на своего владельца и Риэк относительно безболезненно сумел добиться беспрецедентного финансирования своих работ со стороны СЦМ. И всё было гладко. Пока он не ознакомился с результатами проекта «Лаэра». Ему пришлось смириться с тем, что впервые за очень долгое время он потерпел сокрушительное поражение. Пришлось пересмотреть своё поведение в будущем. И вдруг, за одно утро, изменилось всё. То, что произошло не вписывалось абсолютно никак в старый образ. Новая модель поведения теперь тоже оказалась под вопросом. Если он спит… с самой главой НБС! Теперь просто нельзя себя вести как обычный провинившийся глава корпорации. Потому что это косвенно и негативно отразится на самой Диаде в частности и на корпорации в целом.

— Раздери меня… я же теперь получается… как бы официальный жених главы корпорации НБС? — Риэк внезапно осознал свой подскочивший статус во всей галактике.

— Ну наконец-то, — удовлетворённо кивнула женщина. – Так как ты будешь себя вести на совете?

Риэк молчал, переваривая простую истину и задаваясь вопросом почему такую очевидную вещь он не видел до сих пор.

— Так же как и раньше. Но сегодня – без требований. Просто отчётная встреча с жёстким упором на то, что ничего не потеряно и у нас есть альтернативное решение, которое уже давно в разработке.

— Правильно. Спешить некуда. В Союзе осмысливать эту информацию будут долго. С военными решить вопросы быстро можно только если им продемонстрировать хоть что-то работающее. А это зависит от того как долго церковники будут шевелится. Меня впечатлило как ты быстро договорился с ними, причём договорился с реальным результатом, но не думай, что там всё решат за неделю. Хотя уже очевидно, что решение будет положительное. Сегодня ты донесёшь новость лично до совета. Когда политики осознают масштабы – да их трясти будет месяц. Зато потом они будут сговорчивее. Спешить некуда. Мы вполне можем месяц взять на «раздумья над ситуацией». Ты уже продумывал самые опасные вопросы?

— И да, и нет. На любой вопрос можно будет ответить уклончиво: принципиально новая разработка, малоизученные свойства человеческого мозга, территория нового и неизведанного. Но, — он помолчал и признался, — что говорить о судьбе двух агентов я не представляю.

— Да, вчера ты ловко обошёл имя «Лаэра». И главы не стали этот вопрос поднимать. Риэк, все всё прекрасно понимают. Но вот в совете миров, — она помолчала, — тебе может так не повезти. А уж во флоте – точно. Я не была лично знакома с Ортоном, но его досье впечатляет, что и неудивительно для человека, отобранного по программе. Мой тебе совет – настройся и говори о них как о неодушевлённых предметах. Это всего лишь «элементы проекта» и только. У тебя внутри может быть что угодно, но ты это показывать не должен никаким образом.

Настроение Риэка стало падать. Он поставил пустой стакан на стол.

— Я, — проговорил он немного упавшим голосом, — эти люди на моей совести. Жить с этим мне. Стоило более чётко очертить рамки эксперимента.

Риэк поднялся и взял свой пиджак.

— Пожалуй мне пора. Я же теперь знаменитость, стоит использовать это по максимуму и успеть заскочить до заседания к паре человек.

Риэк посмотрел на Диаду, которая даже не собиралась слезать со своего места. По её отрешённому взгляду было видно, что она что-то делает в инфосети. Риэк сделал нерешительный шаг в сторону.

— Эй, — раздался недовольный голос Диады, — а как же галантное прощание с любимой женщиной?

Риэк приблизился к дивану, наклонился и поцеловал её. В последний момент Диада немного повернула голову и поцелуй пришёлся не в её ароматно пахнущую щёчку, как рассчитывал Риэк, а в губы. Риэк распрямился.

— Можно личный вопрос?

Женщина изогнула бровь в ожидании.

— Все эти последние события между нами… Подоплёка их… — он сбился, но затем продолжил, — как я должен расценивать наши текущие взаимоотношения? Это временный политический союз или… есть что-то большее, личное?

Диада молчала. Риэк ждал и был готов к любому ответу. Пауза затянулась. Наконец женщина нарушила молчание.

— Если бы я хотела придать тебе только лишь политический вес, то вовсе не обязательно было тебя затаскивать к себе в постель. – Она затихла, словно обдумывая последующие слова. – Хотя, надо признать, на данный момент этот способ наиболее эффективный с точки зрения сглаживания вопросов к корпорации. Вопросы конечно же будут, но сегодня, — она загадочно посмотрела на него. — Сегодня в совете будут рассматривать тебя под микроскопом и всем будет не до какого-то там нейростопа. С нейростопом уже всем всё понятно: когда он ещё появится? А вот появление новой и, вероятно, значимой фигуры – про это надо думать сегодня. И реагировать нужно на это немедленно – прямо сейчас начинать выстраивать с тобой выгодные отношения. Дальнейшую судьбу программы определит твоё сегодняшнее поведение. Прояви холодную уверенность, продемонстрируй своим поведением, что с программой произошло то, что и должно было произойти и ты ничем не удивлён, всё просчитал заранее и у тебя уже давно готова альтернатива. Годами выработанный тобой деловой стиль характеризуется максимальной выверенностью и согласованностью твоих действий. Используй это сегодня. Весь политический вес, который человек накапливает за долгое время, оказывается критически необходимым всего лишь несколько раз в его жизни. И сегодня – именно такой день в твоей жизни.

Диада внимательно посмотрела на Риэка и выбралась из своего угла с дивана.

— Однако ты задал резонный вопрос. Пожалуй, я провожу тебя.

Она подхватила его под руку. На рукаве золотистого халата темнелось пятно, от недавно расплескавшегося содержимого кружки.

— Ну вот, халат запачкала, — ворчливо проговорила она и толкнула Риэка в бок, — между прочим из-за тебя!

— Я… куплю тебе новый, — автоматически последовал ответ Риэка.

Они посмотрели друг на друга и рассмеялись. Диада повела его к лифту.

— Видишь ли Риэк, я давно тебя знаю. Обманывать не буду – сначала ты меня заинтересовал как личность только из-за сходства твоего поведения, общения, чисто человеческих качеств с когда-то дорогим мне человеком. Но чем больше я к тебе присматривалась, тем лучше понимала, что ты… — она замолчала, подбирая слова, — ты это ты. Это банальный вывод, конечно.

Они прошли в раскрывшийся при их подходе лифт – дом верно просчитал вектор движения людей. Лифт поехал куда-то вниз, повинуясь нейросетевой команде Диады.

— Чем дальше я тебя узнавала, тем больше понимала суть твоего мировоззрения, мотивацию поступков, причины поведения. В конце концов, ты остался без этого сравнительного налёта воспоминаний. Поэтому я тебе отвечу так: нельзя сказать, что ты мне безразличен. Вчерашний вечер, да и… сегодняшняя ночь – я ничуть не жалею о них. Скорее даже наоборот. Сегодня утром ты тоже проявил такт, не наглел и принципиальный вопрос наших взаимоотношений постарался выяснить сразу, хотя и отложил его на самый последний момент.

Лифт остановился и они вышли на подземную стоянку.

— А как аккуратно и опасливо ты себя со мной вёл. Ну просто прелесть, — заключила она, одарив его своей улыбкой.

Они подошли к аэромобилю. Боковая дверь плавно скрылась в корпусе машины. Диада сделала приглашающий жест внутрь машины. Риэк посмотрел на неё, затем неожиданно обнял за талию и отпустил только после того, как крепко поцеловал.

— Ну вот, уже начал наглеть, — констатировала немного смущённая глава могущественной корпорации. Вид однако у ней был довольный.

— Спасибо за откровенность. На данный момент наши личные и корпоративные интересы оказались тесно связаны. Возможно между нами что-то может быть, но, по-настоящему, это выяснится только после того как я решу возникшую проблему корпорации, — подвёл итог Риэк и залез в машину. – Я думаю я её решу. Быстро или медленно – не важно, прогресс будет.

Он решительно уселся в кресло и посмотрел в проём двери, за которым стояла Диада.

— Да, вот именно такой ты мне и нравишься. Риэк, не стоит рассматривать всё только с позиций практичности. Я понимаю твои опасения, но… после того как всё утрясётся, я небезосновательно думаю, что у нас, — она сделала ударение на слово «нас», — жизнь заиграет яркими красками.

— Послезавтра встретимся в корпорации, дорогая. Извини, но раньше вряд ли получится. — Риэк кивнул помахавшей ему рукой женщине и закрыл дверь.

Машина поднялась на небольшую высоту и плавно двинулась к входу одного из туннелей, которые выходили на поверхность вдали от резиденции главы корпорации, вливаясь сразу в общий поток движения. Диада смотрела ей вслед и её лицо приняло грустно-мечтательное выражение. Возраст Диады был настолько большим, что она уже очень хорошо понимала свой, порой импульсивный, характер, мотивацию поступков, действия. «Когда всё утрясётся… Что будет потом? — подумала она. — А будет ли смысл в этой игре?» Когда машина скрылась в туннеле к открывшемуся лифту подходила женщина, лицо которой выражало власть и лёгкое высокомерие.

Неожиданная встреча. Глава 10.
Версия текста: 1.0.1.
Дата первой публикации: 15.06.2017.
Дата последней правки: 03.09.2017.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl + Enter. Длина выделяемого текста не должна превышать 10 слов. В течение получаса можно отправить только 5 сообщений.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *