Неожиданная встреча. Глава 14.

Автор: | 25.10.2017

Заркон работал с текущими сводками. Прошла неделя с тех пор как флот начал операцию внутри СЦМ и центральной власти удалось восстановить формальное подчинение корпораций закону. Заркону была доступна в полном объёме информация не только Ордена, но и Церкви. И картина событий ему очень не нравилась. В СМИ вовсю обсуждался теракт, его исполнение и заказчики. Строились версии одна фантастичнее другой. Но чистая фактологическая информация намекала, что везде слишком всё согласовано. Налицо был явно продуманный, хитрый, очень умный и детальный масштабный план по дестабилизации систем СЦМ.

В подобной диверсии можно было бы заподозрить крупные периферийные миры, но треть этих миров последние два года занимались вялотекущими неофициальными боевыми стычками друг с другом. Никакой предварительной и настораживающей информации из этих миров не поступало. Даже сейчас Периферия не объявила готовности своих космических флотов, как это часто случалось. И это всё казалось странным. С другой стороны, миры увязли в разборках друг с другом и сил и средств для потенциального использования сложившейся ситуации в свою пользу уже банально не хватало.

Вроде бы всё везде логично складывалось, но именно это и настораживало Заркона. Он интуитивно чувствовал, что что-то ускользает от его взгляда.

«Надо закрывать вопрос с Трилемом, — подумал Заркон. – Пока есть время».

***

Крим, внештатный преподаватель филиала академии ВКФ, с нескрываемым интересом рассматривал представшего перед ним очередного будущего пилота. Как он попал в эту «золотую» группу? Группа практически целиком состояла из детей обеспеченных людей. Слишком обеспеченных. Подавляющая часть группы особой тяги к знаниям по специальности не проявляла и молодые люди предпочитали проводить время в своё удовольствие, перед контрольными тестированиями загоняя в себя минимально-необходимую информацию под действием нейроускорителей, которые разгоняли нейросетевые процессы, повышая активность головного мозга в целом. В таком режиме обучаемый просто читал или смотрел учебный материал, моментально усваивая и запоминая его. При правильно выстроенной подаче материала и непрерывности его поглощения он усваивался ничуть не хуже, чем при обычном классическом обучении. Однако, после подобных препаратов требовался длительный отдых или восстановление в медицинской капсуле. Стеснения в средствах большинство обучаемых не испытывало, поэтому в подобном стиле обучения не было ничего удивительного. Две-три недели активного обучения, сдача контрольных тестов и их жизнь возвращалась в привычное русло. Всё казалось простым и достаточно весёлым. Проблема заключалась в том, что уровень получаемых знаний был именно минимален, да к тому же, после своеобразной «загрузки», ещё и не «крутился» постоянно в процессе последующего обучения. Всё это положительно на качество обучения не сказывалось и, Крим уже знал это заранее, начиная с определённого этапа люди будут просто заваливать тесты, требующие практического опыта работы с информацией, полученной из разных учебных блоков. До сертификационных тестов дойдёт в лучшем случае процентов двадцать от группы, а сдать их не сможет никто, потому что ни один человек в комиссии ни за какие деньги не выпустит в космос недоучку. Лишь несколько человек из группы системно и дотошно разбирались в специальности, действительно желая стать полноценными пилотами-околопланетниками и открыть для себя возможность дальнейшего профессионального роста. Один из них сейчас находился перед ним.

Не понятно, из каких соображений на эту группу поставили именно Крима. Не исключено, что кто-то захотел кому-то таким образом подпортить жизнь – внутриэлитные разборки нередко выливались в утончённые пакости. Сначала Крим хотел отказаться от группы, но, после ознакомления с расширенными анкетами учащихся, сильно заинтересовался парой обучаемых. В отличии от других преподавателей, у Крима для сдачи определённых этапов обучения, помимо тестов, нужно было пройти обязательную очную беседу. И не всем это удавалось сделать с первого раза, так как вопросы Крима хоть и редко выходили за пределы изученного материала, но требовали умения оперировать полученной в процессе обучения информацией. Если обучаемый не умел это делать, то он отправлялся «подучить» материал. Сегодня состоялось первое знакомство с методом обучения Крима и вся группа прибывала в тихом шоке.

— Рид, судя по твоему ответу получается, что время прибытия в пункт назначения составляет пятнадцать часов. Я правильно понимаю?

— Да, всё верно.

— Недавно желающих сбрасывали на одиночный астероид. Участвовал?

— Конечно!

Преподаватель улыбнулся — кто же пропускает мероприятия организованные за счёт заведения?

— Тогда ты должен знать, что последний отрезок пути равный как раз одному миллиарду километров вы проделали за… напомни-ка мне время.

— Где-то часов тринадцать, — голос молодого человека немного просел, как только он понял подвох преподавателя.

— Это хорошо, что у тебя память хорошая. То есть получается, что ты, утверждаешь, что нет никакой разницы между боевым фрегатом ВКФ и каким-то там далеко не самым быстроходным лайнером? По твоим расчётам гражданская посудина вообще бы фрегат уделала?

Экзаменуемый на этот раз не спешил с ответом. Глаза его пробежали пару раз по диагонали помещения, он вздохнул и признал очевидный факт.

— Получается, что так.

— А ты не хочешь пояснить как это так получается?

Рид вздохнул ещё раз и начал излагать свои соображения.

— По условиям задачи фрегат должен был покинуть орбиту одиночной планеты Руус и прибыть на орбиту одиночной планеты Окта, находящейся на расстоянии одного миллиарда километров. Внешними гравитационными воздействиями пренебречь, считать, что корабль выйдет из гипера на расстоянии одного миллиона километров от пункта назначения. Так как запрещено уходить в прыжок ближе, чем один миллион километров от обитаемых объектов, кораблю нужно будет отойти на это расстояние от Руус. При разгоне с единичным стандартным ускорением в течение четырёх часов корабль пройдёт один миллион километров и сможет уйти в гипер. Прыжок на один миллиард километров занимает порядка семи часов. По условиям задачи прыжок точный и корабль выйдет из гипера ровно на расстоянии одного миллиона километров от Окта. Скорость выхода из гипера будет равна скорости входа и составит порядка ста сорока километров в секунду. Для погашения этой скорости понадобится четыре часа при торможении с единичным стандартным ускорением. Итого получается грубая оценка в пятнадцать часов.

— Отлично, Рид! Я смотрю с умножением и сложением у тебя всё в порядке в отличии от предыдущего экзаменуемого. Значения правда не совсем точные, но точность я пока и не требую. Давай дальше в таком же духе.

Рид, однако, особой радости не проявлял, так как банально не знал с чего начать.

— Ну хорошо. Принимай начальные. Ваш лайнер прыгал не с орбиты и его скорость была нулевая.

— Ну… — Рид начал неуверенно, — так как орбиты не было, то для ухода в гипер не нужно отходить на миллион километров.

— Та-а-а-к, — протянул преподаватель.

— Значит можно прыгнуть сразу. Эм-м-м… Минимальные условия для прыжка, это подготовка оборудования и разгон корабля до скорости три с половиной километра в секунду. При прыжке вертикальную гравитацию не отключали. Значит, всего скорее, лайнер двигался с ускорением 0,1sa. С этим ускорением минимальная скорость набирается примерно за час.

Рид вопросительно посмотрел на Крима.

— Давай-давай, пока всё верно. Интересно результат какой будет.

— В гипер лайнер пробыл тоже семь часов. Наверняка лайнер вышел точно, то есть за один миллион километров до астероида. Скорость выхода равна скорости входа и для полного торможения лайнеру понадобится тоже один час при торможении с 0,1sa.

Рид снова посмотрел на преподавателя.

— И-и-и?

Рид задумался, что-то вспоминая. Крим терпеливо ждал результатов его мыследеятельности.

— А, нет. Я не прав. После выхода мы занимали «диванчики».

«Диванчиками» называли мягкие ниши, расположенные в каютах кораблей. При значимых ускорениях и торможениях на кораблях отключалась привычная вертикальная гравитация. Благодаря постоянному ускорению корабля пол превращался в стену, а ближняя к корабельным двигателям стена – в пол. Человек, находящийся в нише, просто лежал на одной из её стенок, ожидая, когда закончится этап разгона или торможения. Порой эти этапы длились часами и специально выбирались в ночное время суток, чтобы люди могли спать в этих нишах. Гражданские корабли обычно не развивали ускорение более одной стандартной единицы, поэтому человек не испытывал значимого дискомфорта в таких условиях. Мягкие ниши обычно располагались в углу каюты, поэтому при любой гравитации из неё можно было свободно вылезть на то, что сейчас являлось полом. На людей, летающих впервые, фокус со сменой пола на стену производил неизгладимое впечатление: люди вылезали из ниш, ходили и почему-то обязательно прыгали по стене.

— При торможении на 0,1sa в течение одного часа лайнер бы прошёл порядка шести с половиной тысяч километров. А нужно пройти миллион. Значит корабль ускорился до стандартной единицы, прошёл половину пути, плавно развернулся и начал тормозить. Если пренебречь начальной скоростью выхода из гипер и считать примерно, то для преодоления полумиллиона километров понадобится где-то… два с половиной часа. Итого получается весь путь занял где-то часов тринадцать.

— Если быть точнее, то тринадцать с половиной часов. Неплохо, Рид. Очень неплохо. Так всё же, почему лайнер расстояние преодолел быстрее?

— Потому что фрегат перемещался с орбиты на орбиту, а точка старта лайнера – пустотная.

— В целом верно. А масса кораблей? Боевой корабль ведь тяжелее лайнера?

— Ну… — ученик соображал, как ответить на этот вопрос, — я думаю, тяга маршевых двигателей боевых кораблей больше тяги гражданских.

— Хорошо. Последний вопрос. Если планета Окта будет не одиночной, а находиться в звёздной системе как изменится время полёта к ней – уменьшится, увеличится или останется неизменным?

Рид подумал.

— Увеличится.

— Почему?

— Потому что выход из прыжка нужно рассчитывать исходя из того, чтобы он не вышел из гипера в сфере, содержащей объекты звёздной системы. Значит придётся сначала рассчитать и сделать дальний прыжок с точкой выхода не попадающей в эту сферу, а потом точный близкий. Это займёт лишнее время. Навскидку – это лишние часов пять.

Преподаватель довольно смотрел на паренька. Кажется, он не ошибся в выборе группы.

***

Крим вышел из здания и наткнулся на ожидающего его знакомого человека.

— О-о-о! Какие люди посетили наш мирской свет! – Крим явно обрадовался встрече.

Мужчины поздоровались.

— Чем обязан Святому Собору посещением столь высокой особы?

— При чём тут Собор? Откуда вообще эта информация? Давай прекращай паясничать на людях. Тут можно где-нибудь уютно посидеть? В надёжном месте?

— Каков высокий слог, я поражён Ваше Святейшество! Всенепременно найдём Вам уютное местечко. Соблаговолите следовать за мной.

Пара человек, весело перекидываясь словами, пересекла зелёный сквер, вышла за пределы академического комплекса и утонула в городе. Пройдя пару кварталов, они свернули в кафе на вывеске которой светящийся след ракеты подчёркивал название «Пиритус Ума Нун».

— Тебе ещё не надоела работа в Академии?

— Работа? Да это же развлечение, за которое ещё и деньги платят! Вот взять нынешнюю группу – собеседование перед практическими зачётами прошли только четыре человека. И это – только наша первая встреча. Боюсь представить сколько народу дойдёт хотя бы до десятой части курса. Такое впечатление, что это не эрудированные дети планетарных шишек, а начинающие писатели-фантасты – у них явно огромный талант в обосновании своих ответов.

Заркон улыбнулся. Крим был редким на Флоте офицером, который, занимая высокую должность, занимался обучением не только своего экипажа. Боевым офицерам было сложно совмещать службу с академической работой, но у Крима это как-то получалось. Командование давно хотело бы видеть его во главе одной из эскадр, но, по непонятным для многих причинам, он много лет оставался командиром тактической боевой группы, состоявшей из нескольких тяжёлых кораблей. Говорят, что тут тесно переплетались интересы СБ СЦМ, командующего ВКФ и самого Крима, который имел какие-то свои экономические интересы в ближних периферийных мирах. Крим имел свой корыстный интерес и в академии ВКФ, поэтому никто не удивлялся тому, что самые перспективные кадры из его групп по окончании обучения оказывались на его же кораблях. Его группа была лидером по эффективности на пятом флоте.

— Некоторым всё же удаётся устроиться на стажировку в твою группу. И зачастую они там и остаются на контракте. Ты даже гражданских умудряешься сманивать!

— Эх, Зарк, Зарк – а что делать? Народ нынче как-то не сильно рвётся на Флот. Приходится крутиться. Думаешь у меня спецы работают только на флотских контрактах? Взять вот тебя – как-то сомнительно, что ты… и Церковь… нашли друг в друге много общего. Но сейчас я сижу с человеком, возможности которого, наверняка, многократно превышают мои. А ведь они у меня немалы. У всех везде свои интересы.

Мужчины посидели с полчаса, вспоминая былое и обмениваясь мнениями по различным текущим событиям. Наконец паузы стали длиннее, а собеседники стали дольше философски поглядывать на улицу — обычная дружеская болтовня начала подходить к концу.

— Знаешь, Зарк, чем ты мне нравишься?

— Давай, открой мне эту тайну.

— Многие решают вопросы в виртуале. В том числе весьма такие… ммм… интересные вопросы. Которые бы лично обсуждать. Просто связываются со мной и мы, комфортно расположившись в вирте, так же вот беседуем как сейчас с тобой. Оно и понятно – очные встречи это довольно дорого и долго. А тебя за последнее время я уже третий раз вижу лично. В жизни не поверю, что у представителя Святого Собора времени столько, что девать некуда. Тем более в той обстановке, которая сейчас в СЦМ сложилась. Личное общение это… своеобразная ценность.

— Ну, прошлый раз я у тебя был проездом. Почему бы и не заглянуть к старому другу?

— А сейчас?

— Сейчас есть дело, — сознался Заркон.

Крим вопросительно смотрел, молча потягивая напиток из бокала. Заркон осмотрелся и предложил перейти в закрытое помещение в кафе. В небольшой комнате он запер дверь, извлёк и запустил развёртывание мобильного комплекса защиты от прослушивания.

— Мне нужно посещение карантинной планеты. Та, которая совсем на отшибе и ты её негласно курируешь.

— Ого, какая осведомлённость! – Крим удивлённо поднял брови. — И ради чьих интересов ты печёшься?

— Полуличных, — Заркон мог, но не стал полностью прикрываться интересами Церкви. С этим человеком он допускал честность. В определённых, но достаточно широких, пределах.

— Если ты знаешь о её существовании, мог бы посетить и без всякого разрешения?

— Мне нужно конфиденциальное посещение.

— Прикрытие? Конвой что ли? Давай выкладывай как есть, я не понимаю.

— В тот сектор должны пройти несколько кораблей и, через некоторое время, вернутся обратно. Официально – с целью контроля карантина. В системе же наверняка пассивные детекторы навешены, засветка посещения будет – от возмущений при выходе из гипера никуда не деться. Поэтому личное одиночное посещение нежелательно. Но тут… фокус в том, что реально туда должно уйти несколько больше кораблей и их излишек остаться там на непродолжительное время.

— И что это за корабли?

— А ты как думаешь? У меня пока личного флота нет, — Заркон развёл руками.

Крим повертел пустым бокалом.

— Хм. Ну и запросы у тебя. Прямо скажу специфические даже для меня. Корабли боевые?

— Да.

— О том зачем они там, думаю, спрашивать не стоит?

— Напротив. Корабли для защиты системы.

— Защиты? От кого? Об этой системе практически никто не знает. Система в глубоком космосе. Её и нашли-то случайно.

— И тем не менее, вот уже несколько столетий прошло и СЦМ как-то совсем не торопится снимать карантин. Как думаешь – почему?

— Если это где-то фигурирует официально, в чём я сильно сомневаюсь, то в целях антропологических исследований. А по факту, наверняка, некая избранная группа лиц для себя её держит. Резервная система с экзопланетой. С докосмической, но цивилизацией. Не удивлюсь, что я — один из нескольких человек на Флоте, кто о ней знает. И то, только потому что у меня отличные отношения с Арусом. У меня даже экипажи не знали, что мы там делали.

— Именно. У Церкви, вернее отдельных её личностей, такое же видение. Корабли нужны для обеспечения защиты. На всякий случай. Пока ситуация в СЦМ не уляжется. Потом их нужно будет вернуть обратно.

— А твой интерес в чём?

— Мне нужно посещение планеты. Для личной оценки уровня цивилизации. И эта информация не пойдёт в Церковь. Могу с тобой поделиться базовой выжимкой, если хочешь.

Мужчины замолчали. Пауза затянулась. Наконец Крим пришёл к какому-то решению.

— Я исхожу из того, что второй курирующей корабельной группы не существует. Доступа к комплексу наблюдения за системой у меня нет. У меня даже информации никакой по нему нет. Всего скорее он есть и он пассивный. Наверняка, контролем занимаются исключительно СБшники. Причём высшие чины. Не удивлюсь, что лично. Поэтому надо проводить целую операцию по прикрытию. Одна группа проходит официальным скрытным путём, вторая – по одиночке и с крюком через дальний космос. Первая группа, дойдя до места, начинает там хаотично прыгать. Спустя какое-то время запускается несколько кораблей-имитаторов, имеющих гипердвигатели, и они прыгают на максимум, а чуть позже вместо них появляются корабли из второй группы. Таким образом, обеспечивается ввод твоих кораблей. Далее им придётся маневрировать без гиперприводов, поэтому координаты их появления стоит тщательно продумать заранее. Я так понимаю это как раз звёздная система с экзопланетой?

— Верно понимаешь.

— Операция по скрытному выводу кораблей примерно аналогичная с той разницей, что имитаторы придётся тащить с собой как настоящие корабли, а потом их просто направить в звезду, где они успешно сгорят. — Крим улыбнулся. — Чистая отработка.

— Остался вопрос о цене.

— Организовать проверку не так и сложно. Я знаю где и за что нужно подёргать, чтобы получить подобный приказ, не вызвав никаких подозрений. Имитаторы можно протащить в разобранном состоянии в качестве обвесов кораблей. Гипердвигатели для них можно взять отработанные, которых бы хватило только на один максимальный прыжок. На месте потребуется собрать имитаторы, прицепить и настроить гипердвигатели. Нужны будут очень хорошие инженерные кадры.

— Крим, никто и не рассчитывал, что будет дёшево. Нужный и надёжный человек. Плюс секретность. Плюс моя личная просьба. К тому же, выйти нужно максимально быстро, для этого я готов смазать механизмы твоего ведомства.

Крим посмотрел на Заркона.

— Если честно, я бы не брался за эту авантюру, если бы ко мне обратился не ты. Если об этой самодеятельности узнает командование, то мне каюк. Даже где-то прятаться будет бессмысленно – найдут всё равно. Зачем мне всё это?

— Реальное состояние дел будут знать только два человека. Я и ты. Собор не в курсе как именно и что именно я делаю. Командиры проведённых кораблей многого рассказать не смогут – прыгнули и затаились. Активные сканеры будут отключены. С пассивных много чего не соберёшь. Маршрут твоей группы закрывается на уровне СБ и ВКФ. Все инженерные задачи решаются на уровне твоей группы без привлечения третьей стороны. Запуск имитаторов можно будет объяснить учениями в глубоком космосе, о гипердвигателях большинству знать вовсе не обязательно – ну, тут ты и сам придумаешь чего и как. Информационную безопасность со своей стороны я обеспечиваю полностью. И понимаю, что ты сделаешь то же самое со своей. Я доверяю тебе, а ты – мне. В своё время каждый вытаскивал другого из безнадёжной ситуации безнадёжно рискуя своей жизнью. Это… сложно забыть. Я исхожу из предположения, что наши человеческие качества не изменились с тех пор. Поэтому мы тут и сидим. Я понимаю твой риск. Но он будет полностью окуплен лояльностью со стороны Церкви, а уж тебе-то это может сильно пригодиться. Кроме этого, ты же сам понимаешь, что, в случае чего, твои шансы легально попасть в эту систему только возрастают. В оценке стоимости можешь не стесняться – я готов дать тебе возможность неплохо так подзаработать, не требуя ничего взамен.

— Ну… взамен я так понимаю платить будут отцы? – Крим весело подмигнул Заркону.

Заркон вздохнул и потянулся за полупустой бутылкой.

Неожиданная встреча. Глава 14.
Версия текста: 1.0.1.
Дата первой публикации: 25.10.2017.
Дата последней правки: 14.11.2017.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl + Enter. Длина выделяемого текста не должна превышать 10 слов. В течение получаса можно отправить только 5 сообщений.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *