Неожиданная встреча. Глава 16.

Автор: | 22.05.2018

— Правительственный курьер вызывает на связь борт с локальным номером KFN-34-AC57. Передаю коды подтверждения своего соответствия.

Очередная попытка электронного диалога между двумя космическими кораблями не увенчалась успехом. Попытавшись связаться с кораблём по разным каналам связи, но ничего не добившись, ИИ правительственного курьера вновь констатировал невозможность автопосадки. Капитану корабля, молодой женщине, оставалось наблюдать за трудноразличимым рядом со шлюзом копошением человека, пытавшимся получить к нему доступ. Корабль висел на безопасном расстоянии от шлюза и вместе со своим капитаном терпеливо ожидал результата работы этого человека.

— Какие хоть прогнозы на наше попадание внутрь? – наконец не вытерпела Лаэра. — Ты говорил, что при наличии сервисных кодов верфи-производителя шлюз откроется ещё тогда, когда я к нему не успею подлететь. И ещё там было что-то про великий Орден Хранителей, наследников древних и грозы этой части вселенной, — Лаэра не удержалась от шутливой поддёвки. Она уже предвкушала встречу с Лексом и отчего-то испытывала лёгкий эмоциональный подъём.

— Поговори мне ещё, — незлобно огрызнулся человек – Мне стоит только подумать и твой корабль моментально сдует в дальний космос. Вместе с твоими очаровательными тапочками.

Мужчина и женщина рассмеялись. Общение давалось легко, наверное, даже слишком легко и это в очередной раз настораживало Лаэру. Словно они знали друг друга уже давно, а не познакомились трое суток назад, практически сразу после того, как Лаэра пыталась убить его. Хотя реально прошло уже много времени с того события, субъективно для женщины прошло всего несколько дней. С другой стороны, за эти три дня Лаэра узнала достаточно, чтобы представить и понять какими масштабами оперирует этот человек. Такие люди всегда опасны и не размениваются на мелочи, а значит она ему нужна и вряд ли в краткосрочной перспективе. Одно только обладание сервисными кодами корабля говорило об очень многом.

Наряду с гиперприводом и корабельным искусственным интеллектом, сервисные коды кораблей являлись такими же оберегаемыми секретами кораблестроительных предприятий. Они открывали, практически соразмерный капитанскому, доступ к подсистемам корабля. Сервисные коды и протоколы закладывались на этапе разработки кораблей и использовались при их обслуживании на верфях. Люди, имеющие доступ к сервисным кодам и технологическим протоколам, являлись очень уважаемыми и ценными сотрудниками кораблестроительных производств, которые тщательно оберегались и не менее тщательно контролировались, особенно если речь шла о военных разработках. Охотились за этими людьми редко, потому что кроме необходимых знаний и специфичных нейросетевых имплантатов требовалось также специальное оборудование, которое очень редко оказывалось за пределами верфей. Исключения составляли аварии больших кораблей, когда небольшая инженерная группа командировалась на «техничке», которую обычно сопровождало отнюдь не гражданское прикрытие.

Однако, когда речь заходила об универсалах, картина несколько менялась. Их нестандартная нейросеть, в совокупности с рядом имплантатов, позволяла в ряде случаев использовать сервисные коды без специального оборудования. После подключения и конфигурирования нейросеть инициировала общение с ИИ корабля или независимым вычислительным модулем конкретного узла, к которому требовалось получить доступ. Обмен представлял из себя непрерывно увеличивающийся поток данных. Процесс мало чем отличался от авторизации в системе корабля с той лишь разницей, что сложность обычно находилась за гранью возможного для любой обычной нейросети, не содержащей специальные блоки обработки данных. Человек играл с ИИ корабля в пинг-понг и при каждом возврате мяч становился всё больше и больше. Каждый полученный пакет необходимо было расшифровать, восстановить структуру блоков данных в нём, проверить корректность нового блока и, на основании данных нового блока и истории блоков, сформировать свой блок по определённому алгоритму, который менялся для каждой новой итерации обмена. Затем цепочка блоков собиралась в единый пакет, шифровалась кодом, соответствующим данным полученного блока и номеру итерации обмена, и отправлялась противоположной стороне. Необходимо было жёстко соблюдать таймауты в обмене, что накладывало большие требования к производительности внешнего оборудования, в данном случае – к нейросети человека, так как со стороны ИИ корабля таких ограничений обычно не существовало. В случае любого несоответствия ИИ корабля мог изолировать терминал подключения, заблокировать доступ на корабль, произвести аварийное свёртывание или вообще самоуничтожиться – всё зависело от его оценки внешних факторов. Если доступ получался к какому-то автономному узлу, то срабатывала защита, которая обычно физически гарантированно отключала терминал от вычислительного модуля, исключая повторную попытку подключения. Например, на «Трилеме» система безопасности очень старых модулей по старинке активировала пиропатроны, физически разрывая линии связи, в более новых модулях интерфейсные цепи просто выжигались большими токами. Универсал вполне мог бы открыть шлюз этого грузового корабля, но это был непростой процесс, который занимал время и, с учётом интенсивной нейросетевой нагрузки, давался человеку нелегко, оставляя после себя ощущение опустошённости и разбитости. Лаэре было интересно, действительно ли хранитель способен открыть шлюз за считанные минуты, даже с учётом обладания сервисных кодов.

— А если серьёзно, сколько мне тут ещё висеть?

— Если серьёзно, то похоже, что внешнее управление этим шлюзом вообще не работает. Только как-то интересно получается — некоторые команды всё же проходят. Возможно когда-то давно была попытка несанкционированного доступа и система безопасности как-то не полностью изолировала этот терминал, а потом просто никто не стал заниматься его восстановлением. А может быть он вообще никогда и не работал. Или работал, но потом что-то сломалось, что неудивительно, учитывая насколько корабль стар. В общем, придётся попробовать открыть следующий шлюз, — подытожил мужчина.

Фигурка человека, которой был Заркон, стала перебираться по обшивке корабля ближе к его хвосту, Лаэра перегнала курьер к следующему шлюзу. Она дождалась, когда Заркон доберётся до места, где должен располагаться внешний терминал управления шлюзом, и приготовилась ко второму часовому ничегонеделанию. Однако, в отличие от прошлого раза, связь заработала через несколько минут.

— Тут тоже ничего не получится. Механическое повреждение обшивки, люк терминала заклинило. Это надо вырезать. Давай дальше.

Человек и корабль переместились к следующему шлюзу. Через несколько минут Заркон вновь объявился по связи, на этот раз с хорошими новостями.

— Этот шлюз работоспособен и готов к ручному управлению. Загоняй корабль, когда я его открою. Я зайду через шлюз следом, просьба двигатели после посадки сразу отключить.

Минут через десять внешние створки шлюза стали медленно разъезжаться и когда шлюз открылся полностью серебристый корабль, активно работая посадочными микродюзами, величественно в него вплыл. В палубу вцепились электромагнитные зацепы и корабль осел на огромную транспортную платформу, предварительно выдвинув массивные опоры.

— Получилось действительно быстро. Беру свои слова обратно.

Мужской голос хмыкнул. Человек в скафандре медленно перебрался внутрь шлюза и спрятался за одной из передних опор корабля. Створки шлюза закрылись, медленно отсекая его от открытого космоса и через некоторое время в шлюзе установилась нормальная атмосфера. Так же медленно раздвинулись противоположные створки шлюза и массивная платформа пришла в движение, затаскивая корабль в ангар. Заркон оценивающе вглядывался в огромное помещение, мрачность которого не изменилась за время его отсутствия.

***

В последние несколько десятков дней жизнь Лекса приобрела практически однообразный вид. После того, как он решил проблему стабильности энергопитания и перезапустил все контуры внутренней безопасности, его работа вынужденно свелась к поддержанию систем корабля в работоспособном виде.

Каждый божий день на корабле что-то ломалось. Поначалу Лекс удивлялся как вообще может столько всего ломаться за какие-то одни сутки. Что-то переставало работать, что-то вновь начинало беспроблемно работать дни напролёт – сложная система корабля жила своей жизнью, повинуясь собственным алгоритмам парирования сбоев. Современный корабельный искусственный интеллект являлся одним из венцов систем безопасной автоматизации, гармоничным и красивым сопряжением металла и человека, которое практически освобождало его от рутины понимания работы низкоуровневых узлов корабля. Однако и в старых, «бездушных» кораблях порой было что-то этакое трудноуловимо-восхитительное в автоматической работе центральной командно-телеметрической системы. Лекс, будучи универсалом, неосознанно ощущал это.

После завтрака Лекс собирал статистику по отказам за предыдущие сутки и определял для себя фронт работ на сегодняшний день. Поначалу сбои были многочисленными и хаотичными. Лекс определял проблемный участок и пробовал отключать и включать те системы на нём, которые можно было безопасно перезапускать. Система в целом как-то на это реагировала и эти данные анализировались. Иногда это приводило к локализации проблемного элемента на исследуемом участке, иногда приходилось двигаться дальше по ЦКТС корабля в поисках причины сбоев. Иногда это приводило к поломкам в, казалось бы, несвязанной подсистеме корабля и Лексу ничего не оставалось как всё бросать и чинить то, что сломалось окончательно и думать почему произошло то, чего произойти вроде бы не должно было. По сути, Лекс занимался сугубо инженерной работой по блочной отладке ЦКТС корабля. Универсал оценил запасливость бывшего капитана корабля – на складах оказалось достаточно запасных частей для замены некорректно работающих блоков. Устройство старых кораблей было хорошо известно и эта рутина Лексу с течением времени даже начала нравится. Системный подход в локализации сбоев позволил достаточно быстро избавиться от масштабных проблем и перейти на уровень отдельных подсистем. Приятно было осознавать, что день ото дня количество сбоев уменьшалось и возрастала стабильность работы систем корабля. Если бы не фатальные разрушения системы управления двигателями, то Лекс бы вполне мог попытаться в одиночку привести корабль в работоспособный вид с далеко идущими планами, хотя на это и потребовалось бы значительное время. Однако корабль не мог самостоятельно передвигаться и Лексу была недоступна связь, поэтому его программа действий сводилась к обеспечению живучести корабля и восстановлению имеющейся системы безопасности. В первую очередь он привёл в порядок системы безопасности на лётных палубах и бортовых шлюзах. Проконтролировать доступ вплоть до каждого технического шлюза заняло немало времени, но Лекс сделал это и теперь у него присутствовала уверенность в том, что он гарантированно узнает о проникновении на корабль.

Сегодня Лекс наметил себе работу с периодическими сбоями в сети датчиков по правому борту корабля. Анализ статистических данных однозначно указывал на причину – включение определённого энергетического преобразователя. Первые действия для решения проблемы напрашивались сами собой – переопределение рабочего конвертера в стандартном цикле программы управления энергопитанием. Строго говоря, непонятно было, зачем вообще этот преобразователь периодически включался, так как корабль жил довольно статичной жизнью и никаких всплесков потребления энергии в целом не наблюдалось, но Лексу не хотелось тратить лишнее время на второстепенную, исходя из текущих целей, задачу. Если замена преобразователя не поможет, то придётся анализировать момент сбоя самого близкорасположенного к преобразователю датчика и пытаться понять причины сбоя.

Лекс удобно устроился в капитанском кресле в центре управления и подключился к системе корабля. Какое-то время он разбирался в корабельных схемах, с учётом бесконечной модернизации корабля, после чего занялся составлением маршрута для отладки. Датчики были однотипные и содержали внутри себя цифровые отладочные модули, поэтому Лексу требовалось составить только одну, для начала небольшую, отладочную программу, а затем передать её на каждый датчик. Однако при выполнении этой, казалось несложной и хорошо автоматизируемой, задачи выяснилось, что часть датчиков принимать программу не желает, высылая в ответ пакеты с содержимым, которого в них просто не должно было быть. После недолгих разбирательств, выяснилось, что эти датчики когда-то заменяли и они только имитировали оригиналы, эмулируя интерфейс обмена. Чем они являлись на самом деле Лекс выяснить так и не смог. В корабельных архивах запись о замене он нашёл, но где и на что именно было непонятно – в записях значилось «замена штатных компонентов». Лекс попробовал поискать информацию об ответах с датчиков в корабельном банке технической документации, но тоже потерпел неудачу. Тогда он предпринял попытку анализа ответной информации от датчиков, отправляя различные команды на них, но это никак не прояснило ситуацию. Лекс, неплохо разбираясь во многих технических моментах, всё же не имел большого инженерного опыта и соответствующей нейросети, чтобы эффективно решать подобные низкоуровневые задачи. Через пять часов Лекс, не сильно далеко продвинувшийся в диагностике намеченной проблемы, раздражённо отключился от терминала. «Корабль ремонтировался где-нибудь на периферии, — подумал он, — там что угодно могут поставить с честными глазами заявив, что блоки оригинальны и содрать денег раз в пять больше, чем при, отнюдь недешевом, официальном ремонте на верфи СЦМ».

— Ха-ха, — произнёс вслух мужчина. Оставшись на корабле один он, после восстановления внутренней безопасности корабля, стал иногда размышлять вслух, чтобы, как он говорил сам себе, не потерять навык общения с людьми. – Полдня ушло! И на что? На загрузку стандартной отладочной программы. И кем? Универсалом!

Поразмышляв над сложившейся ситуацией, Лекс поднялся и направился в столовую.

— Чего я с ними вожусь? Стоит совсем отключить эти проблемные модули и проверить реакцию сети на включение и отключение конвертера, – вслух размышлял он на ходу. — Если сбои прекратятся, то проблема, можно сказать решена. Если нет, то можно будет продолжить нормальную отладку дальше.

«Это если эта зараза команду на отключение съест», — подумал мужчина про себя, заходя в столовую.

После обеда Лекс вернулся в центр управления и успешно отключил все проблемные модули. Далее настал черёд системы управления энергетическими преобразователями. С технической документацией проблем не возникло и через час он уже знал, что требуемым конвертором можно без опаски управлять вручную и выяснил, что с энергетической системой всё же всё в порядке, так как конвертор включался не просто так, а отрабатывал просадку питания, предупреждая возможный последующий всплеск, которого на самом деле не было. «Почему в телеметрии никаких просадок нет? – подумал Лекс. – Логично было вообще с этой подсистемы начать, но кто же знал, что на какие-то датчики уйдёт такая прорва времени».

Наконец всё было готово и Лекс запустил первую тестовую последовательность команд. С центра управления корабля разбежались потоки информации. Датчикам предписывалось включить отладочный режим, накапливать свою внутреннюю телеметрию и строго периодично передавать её в определённый банк данных корабля. По этим данным контрольно-проверочная программа должна начать строить графики изменения внутренних параметров, привязанные к единой шкале времени – с относительно хорошим временным разрешением можно будет детально проанализировать поведение всей сети. После передачи основного массива команд, немного задержавшись, отправилась команда на включение энергетического преобразователя. Лекс вызвал отладочную панель обобщённой телеметрии корабля и визуально наблюдал за его реакцией. Изображение корабля было расцвечено в бледных цветах – что-то работало штатно и область подсвечивалась бледно зелёным, что-то давно не работало, но, в соответствии с ранее произведёнными настройками, считалось условно некритичным и имело прозрачно красный окрас, откуда-то телеметрия просто не поступала и закрашивалось нейтральным серым цветом. Преобразователь включился, картинка корабля преобразилась, но не так, как ожидал Лекс. Энергетическая подсистема повысила яркость зелёного цвета, наблюдаемая цепь датчиков ожидаемо ярко покраснела, но вместе с ней откуда-то появился сбой на правой лётной палубе. «Да это-то откуда ж?» — только успел подумать Лекс, как нейросеть разразилась сигналом тревоги: система безопасности корабля сообщала о внешнем проникновении. «Ну, хоть система безопасности отрабатывает. Эпичный сбой», — отметил про себя Лекс, отправляя команду на отключение энергоконвертора и перезапуск сети датчиков. Сбой в ангаре не исчез. «Ну вот, добро пожаловать ещё одной неисправности», — Лекс хмуро смотрел на телеметрию внешнего проникновения четвёртого шлюза по правой взлётно-посадочной палубе и распорядился сбросить текущий статус по правой палубе. Однако этого было недостаточно и сбой исчез только после перезапуска системы контроля ангара. Лекс вздохнул и решил проверить сбой заново. С центра управления опять полетели команды: включение сети датчиков, настройка отладочного режима, сброс статистики в банке памяти, приведение контрольно-проверочной программы в начальное состояние и, наконец, включение преобразователя. Лекс внимательно следил за кораблём. Сеть датчиков покраснела, в ангаре никакого изменения телеметрии не наблюдалось. Прошло полминуты и Лекс уже было решил заканчивать первый тест, который принёс ещё одну проблему к вороху остальных, как вновь сработала система безопасности корабля, извещая Лекса о фиксации работы механизмов в ангаре. Лекс моментально связал все события последнего десятка минут в единую картину и вызвал изображение из ангара. У четвёртого шлюза наблюдалось движение. Транспортная платформа медленно втаскивала в ангар космический корабль. И это был его правительственный курьер.

***

Лаэра сидела внизу выдвинутой аппарели космического корабля и терпеливо ожидала хоть каких-нибудь изменений. С момента их появления в ангаре прошло около часа и всё это время она болтала, в кои-то веки беззаботно, по нейросети с Зарконом. Хранитель вообще оказался на редкость весёлым и контактным человеком, что противоречило сложившемуся социальному шаблону для Ордена как о замкнутых и сторонящихся людей, придерживающихся своих непонятных догматов при контакте с внешним миром. «Интересно, — размышляла Лаэра, — они там все такие, в этом Ордене? Или этот просто такой? Глава Ордена же. Руководитель! А успешный руководитель должен быть контактным и открытым».

— Если у тебя есть коды и к этому кораблю, то почему бы просто не разослать какое-нибудь сообщение по всему кораблю? Или посмотреть где он сейчас?

— Этот корабль старый и коды здесь работают не так, как на кораблях под управлением полноценного ИИ. Он видимо очистил и перезапустил контур безопасности ЦКТС корабля, я не могу достучаться даже до системы видеонаблюдения. Можно подключиться вручную, но надо искать точку удобного входа и нет гарантий, что и на том уровне нет защиты, которую надо выявлять и обходить. Всем этим надо заниматься и это займёт время. Рациональнее просто подождать.

— Если система безопасности работает, то может есть смысл посетить центр управления кораблём?

— Если через пять минут твой парень не объявится, то отдаю ситуацию в твои руки.

— Он не мой парень, — огрызнулась Лаэра, — парни своих девушек так долго ждать не заставляют.

— Ну, — многозначительно протянул Заркон и интонационно выделил следующее слово, — пока не твой. Может он тебя стесняется?

— С чего это? Можно сказать, мы вместе выросли.

— Так ты сама подумай сколько времени прошло. Отвык немножко от людей. Конечно страшно.

Лаэра хотела ответить что-нибудь подходящее, но сходу ничего не придумала.

— Очевидно, он тут проделал немалую работу. Если бы я предусмотрительно не выдернул часть системы управления двигателями, то он бы вообще смог корабль на ход поставить.

— В этом нет ничего удивительного – он же универсал.

— А ты бы смогла так?

— Ну… — неопределённо протянула Лаэра, пытаясь представить себя в подобной ситуации. – У меня есть хорошее понимание базовых процессов. Но немного практического опыта и нейросетевого инструментария по работе на низком уровне. А от высокого уровня на этом корабле, тем более в таких условиях, не думаю, что пользы много. И у меня совсем иначе заточена нейросеть. Я не вижу здесь чего-то совсем невыполнимого, особенно с учётом наличия запасных частей. Но копалась я бы гораздо дольше. Нужно ещё учесть, что моя миссия на этом корабле готовилась и я подготовилась, я знаю корабль. Он же прилетел сюда без всякой предварительной подготовки.

— Может оставить тебя здесь на годик? – перебил Заркон. — Подтянешь свои навыки, тут работы еще очень много.

Размышления Лаэры о том, как бы ответить поязвительнее наглому хранителю, прервал он сам.

— Уже ровно час как мы здесь. Он не мог нас не засечь – система безопасности минимум два раза должна была сработать, наверняка он уж здесь-то её точно восстановил. Похоже, придётся воспользоваться твоим предложением. Пойдёшь одна?

— Думаю твоё присутствие нежелательно ввиду вашего последнего расставания.

— Хорошо, я жду тебя здесь. Обещаю не улетать.

Заркон услышал какое-то неразборчивое бурчание от поднимавшейся женщины и довольно ухмыльнулся. Лаэра, слегка отряхнувшись, направилась к выходу из ангара. Она вышла через ближайший выход в длинный коридор, дошла до первого поворота и вздрогнув замерла за ним, уставившись на дуло импульсного пистолета, направленное ей прямо в голову.

— Я-я-а-а, — протянула женщина, — рассчитывала на более радостную встречу.

— Что всё это значит?

— Ты правда отправил меня на курьере вместо того, что улететь самому?

— Да. Мой вопрос?

Женщина улыбнулась и сразу же опасливо сделала полшага назад, заметив трудноуловимое движение на спусковом курке пистолета. Она предупредительно медленно подняла руки. И, словно опасаясь, что не успеет быстро заговорила.

— На курьере хранитель. Тот который был в ангаре. Курьер летел всё время параллельным курсом. Разбудил меня он. У него к тебе, вернее к нам, предложение, суть которого он обещал рассказать только обоим. Он рассказал мне о разговоре с тобой. Да он много ещё чего рассказал, похоже резидентура Ордена сидит очень глубоко в мирах – они знают практически всё. Сейчас я иду в центр управления, чтобы найти тебя и организовать встречу с хранителем. Но я бы хотела проверить его. Я могу тебе рассказать о событиях, о которых он мне рассказал, и мы можем сделать перекрёстное сравнение.

Лаэра замолчала испытующе смотря на мужчину. Лекс молчал, принимая решение.

— Где гарантия, что ты не с ним? Что нет жучков, что этот разговор сейчас никто не слышит?

Теперь уже пришла пора задуматься Лаэре. Она опустила слегка приподнятые руки.

— Медкапсула меня разбудила, я искала следы внешнего вмешательства в процесс, но ничего не нашла. Хотя, учитывая, что у него были сервисные коды управления кораблём и медицинским комплексом, он мог всё подчистить за собой. Их технологии выше наших, если на мне и есть что-то следящее, то я это не знаю. Одежду, кстати, дал мне он. Никаких гарантий Лекс. Вообще никаких.

Мужчина и женщина стояли и смотрели друг другу в глаза.

— Как только я появился на этом корабле не было ни одного спокойного дня. Если хоть что-то могло пойти не так – оно обязательно случалось. Это не операция, а какая-то череда вынужденных компромиссов. У меня и сейчас-то особого выбора нет.

— Я бы хотела убедиться в том, что мне рассказывал хранитель. Хотя, с его слов, доступа к ЦКТС у него нет, для надёжности можно уйти на технический уровень и спокойно всё обсудить.

— Какие у него цели?

— Он говорил, что для разговора мы нужны ему оба. Живыми. Я провела с ним три дня, но узнать что-то конкретное мне не удалось.

Лекс опустил оружие и протянул руку.

— Хорошо, пошли.

Лаэра не сводя с него глаз медленно подошла. Мужчина пожал плечами, развернулся и сделал шаг. Лаэра, шагнула за ним, как вдруг Лекс стремительно отскочил назад и, закрутившись в полёте, нацелил ей в шею автоиньектор. Реакция женщины была почти мгновенной – она не только выполнила манёвр уклонения, но и сумела нанести результативный удар ногой по телу Лекса, который всё же умудрился скользнуть иньектором по самому краю шеи женщины. Иньектор не упустил своей возможности и моментально присосался к телу. Специальный боевой препарат подействовал практически мгновенно, не помогло даже сопротивление нейросети, пытающийся локализовать и нейтрализовать впрыснутый в кровь препарата, Лаэра осела на пол коридора. Отброшенный Лекс поднялся и растирая ушибленное место, подобрал отпавший иньектор. Пристроив бессознательное тело Лаэры рядом со стеной, он направился в ангар.

Выглянув в ангар, Лекс увидел свой корабль с открытым шлюзом и выдвинутой аппарелью. Пространство до корабля было открытым, что исключало возможность подобраться к нему незаметно. «Придётся рискнуть и подключиться так, — подумал Лекс. – Только делать надо всё быстро». Он быстро побежал обратно по коридору, завернул за угол, пробежал мимо Лаэры. Поворот, ещё один, длинная прямая, поворот. Через десять минут Лекс подключился к системе управления корабля, выдал необходимую команду и сломя голову побежал обратно. К нужному входу в ангаре он успел добежать за семь минут и вызвал на связь корабль. К его удивлению корабль успешно отозвался и авторизовал своего капитана.

— Даона 37, кто я и какой мой статус на корабле?

— Лекс Ортон, капитан корабля, — корабль ответил с небольшой паузой, словно не ожидал такого вопроса и был удивлён.

— Кто ещё в данный момент присутствует на корабле и каков его статус?

— На корабле находится один человек с скрытым идентификатором и гостевым доступом.

— Где он находится?

— В кают-компании.

— Выведи изображение из кают компании.

На транслируемой картинке Лекс никак не ожидал увидеть спящего человека, в котором сразу опознал ненавистного врага, причину, по которой он тут болтался уже не один месяц. Встроенный в поток данных криптоключ менялся ожидаемо и в соответствии с данными авторизации Лекса, что давало какую-то гарантию того, что видеопоток подлинный. Прошло три минуты и по всему кораблю пронеслась волна тихих щелчков от срабатывающих пиропатронов. Лекс хищно улыбнулся – мышеловка захлопнулась. Из строя были выведены все доступные модули ручного управления шлюзами и технологическими выходами, а также критические линии связи с ядром ЦКТС. По расчётам Лекса, Лаэра только сейчас должна была дойти до центра управления. «Хоть что-то идёт по наспех составленному плану», — подумал Лекс, достал оба пистолета, проверил заряд и медленно вошёл в ангар. Резкие щелчки справа, прямо над дверью в ангар было неожиданным, в правой части головы кольнуло. Лекс успел отскочить и даже выстрелить в пустоту из пистолета в правой руке прежде чем осел на палубу.

***

Лекс очнулся, но не спешил подавать признаков этого. Он лежал на чём-то мягком и был связан. «Печальная статистика получается, — подумал мужчина, — встреча с хранителем всегда заканчивается вот таким вот образом. Сто процентов из двух случаев. Интересно, это с каждым хранителем так получается или мне только с этим паразитом так везёт»? Время шло, но вокруг мужчины ничего не менялось. От игры в связанное бессознательное тело толку было немного и через некоторое время Лекс немного пошевелился.

— Добро пожалось на корабль Даона 37!

Лекс подскочил от неожиданного женского крика и принял подобие сидячего положения. Повертев головой по сторонам, он уставился на связанную Лаэру. Они лежали на противоположных диванах в кают-компании правительственного курьера.

— Проснулся? – женщина наклонила на бок свою голову, словно умиляясь своему проснувшемуся товарищу. – Дай-ка догадаюсь, как всё было. Ты усыпил меня и с чистой совестью пошёл брать свой корабль штурмом. Штурм закончился, ты от него устал и захотел спать. Но ты же у нас рыцарь! Вернулся за мной, притащил в это уютное помещение и связал. Потом лег спать. Но не заснул, ибо точила тебя мысль – как же так, девушка связана, а ты нет. Как-то это негармонично. И ты связал себя после чего крепко заснул.

Лекс смотрел на Лаэру не моргая, пытаясь осознать сказанное.

— И вот у меня сейчас к тебе вопрос. Штурм — это хорошо. Храбрость, доблесть, слава. Решение настоящих мужчин. Меня же ты связал исключительно из-за заботы – вдруг я проснусь раньше тебя, выйду в шлюз, упаду с аппарели и разобью голову? Конечно лучше связать. Это даже очень логично. Но Лекс, на кой чёрт ты связал себя? Не хочешь мне рассказать?

Женщина вернула голову в вертикальное положение.

— Отвечай дьявол тебя раздери! – Лаэра негодующе прикрикнула на сидящего напротив неё мужчину.

— Ч-чего? – выдавил в ответ ошарашенный и окончательно ничего не понимающий Лекс.

Женщина не в силах больше сдерживаться прыснула и упала на диван. Глядя на содрогающееся тело своей подруги Лекс начал тоже глупо улыбаться, чем вызвал новый приступ хохота. Такая картина представилась появившемуся в кают-компании Заркону. Он удивлённо обвёл пленников взглядом, но быстро пришёл в себя.

— Развлекаетесь значит? – Заркон вздохнул, — по какому хоть поводу-то?

— Он сам себя связал и уснул, — выдавила из себя Лаэра.

— Серьёзно? – Заркон изобразил крайнее удивление, быстро вошёл в роль и достал импульсный пистолет Лекса, махнув им в сторону универсала. – Я владыка этого уголка вселенной. Лекс, зачем ты это сделал? Зачем связал себя?

— Я… не знаю, — ответил Лекс, подумав, что жизнь на «Трилеме» эти месяцы, пожалуй, была не такой уж и плохой. Да, там всё ломалось, но, по крайней мере, было всё логичным.

Лаэра зарыдала на диване, хранитель добродушно улыбнулся. «Молодец, девочка, — подумал он, посмотрев на связанную женщину. – Сделала за меня самый трудный кусок работы по налаживанию отношений с универсалом».

— Ладно господа, — хранитель убрал оружие и хлопнул в ладоши, привлекая внимание. — Наконец-то я вас поймал обоих живыми и здоровыми. Что само по себе уже хорошо, я и не представлял насколько это будет непросто.

Заркон развязал сначала Лаэру, потом Лекса.

— Вам стоит привести себя в порядок, поесть и пообщаться друг с другом. В нормальной обстановке, — хранитель выразительно посмотрел на Лекса. — Я отлучусь с корабля примерно на час-два. Лекс, убедительная просьба больше на меня оружие не наставлять. Иначе в следующий раз очнёшься в медкапсуле. И отныне это не угроза, а обещание.

Заркон выложил оружие универсала и агента НБС на столик и направился к выходу из корабля.

— Кстати, — хранитель обернулся перед выходом, — разберитесь кто капитан корабля. Мне ещё к вашей весёлой компании не хватает возможных проблем с ИИ.


Неожиданная встреча. Глава 16.
Версия текста: 1.0.1.
Дата первой публикации: 25.05.2018.
Дата последней правки: 25.05.2018.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl + Enter. Длина выделяемого текста не должна превышать 10 слов. В течение получаса можно отправить только 5 сообщений.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *