Неожиданная встреча. Глава 18.

Автор: | 02.10.2018

Пункт дальнего обнаружения Союза центральных миров находился в очень неудобной системе с довольно активным красным карликом, на орбите которого вращалось четыре планеты. Первые две из них располагались слишком близко к звезде и не могли вращаться вокруг своей оси, что исключало наличие у них магнитосферы. Отсутствие атмосферы, сколько-нибудь значимой защиты от радиации при звездных вспышках и большая разность температур на дневном и ночном полушариях делали планеты совсем не удобными для человеческой жизнедеятельности. Следующая планета хоть и получала от звезды мало энергии, но была гораздо комфортнее соседок и именно на ней располагалась вся основная жилая инфраструктура. Четвёртую планету весьма условно можно было назвать даже карликовой, но почему-то во всех базах этот безжизненный кусок переросшего астероида обозначался именно планетой. Планета находилась ещё дальше от звезды, имела практически круговую орбиту, высокую скорость вращения вокруг своей оси и идеально подходила для расположения сканирующего оборудования.


Тяжёлый носитель республики Краон вышел из гиперпространства на расстоянии сотен миллионов километров от базы СЦМ. «Боран» вобрал в себя все космические достижений этого единственного государства Периферии, которое могло практически целиком самостоятельно создавать космические корабли. Несмотря на свои впечатляющие размеры, этот корабль не являлся флагманом флота, не обладал сколь-нибудь значимым москитным флотом, ударными или оборонительными системами. И тем не менее, это было самое грозное оружие республики, которое порой лишь одним своим появлением предопределяло исход космического боя. Корабль на своём борту нёс лишь одни торпеды. Большие импульсные торпеды.

Выпрыгнув из гипера, торпедоносец немедленно начал подготовку для нанесения своего первого удара. Навигационный комплекс быстро сориентировался в пространстве и корабль неспешно сманеврировал. Массивные бронеплиты на борту корабля пришли в движение и по левому борту начали занимать свои рабочие позиции платформы с различным оборудованием. Противоположный борт корабля покрылся провалами, в которых можно было различить сопла компенсирующих двигателей. «Боран» ощетинился радиаторами, включившиеся энергетические установки начали быстрый заряд накопителей огромных импульсных торпед.

Энергообеспечение корабля было настолько велико, что он не мог себе позволить во время боя работать только на теплоаккумуляторы, чтобы потом, в удобное и безопасное время, сбросить из них накопившееся тепло, как это делали корабли более лёгких классов.

Торпедоносец никогда не оказывался в гуще событий, стараясь прыгнуть так, чтобы оказаться на границе своей максимальной дальности боевого применения с небольшим смещением от неё по направлению к своей цели. После трёх залпов корабль становился абсолютно бесполезен, поэтому ему приходилось поспешно покидать район боевых действий, быстро набирая скорость для гиперпрыжка. Но так получалось далеко не всегда – прыжки были не так точны, как хотелось, к моменту появления большого торпедоносца боевые действия могли сместиться в пространстве из-за чего в опасной близости могли оказаться боевые корабли противника, и тогда в задачу корабля входило сделать хотя бы один результативный залп и немедленно покинуть небезопасную зону боя.

На этот раз корабль находился в космосе в полном одиночестве. Не было обычного прикрытия, которое заранее распределялось в области появления «Борана». Между ним и целью не было ни одного корабля. Последовательно заработали стартовые комплексы и от корабля в пространство начала распространяться золотистая плазменная рябь. Через несколько минут заработали эмиттеры гиперполей и на расстоянии чуть более миллиона километров от корабля пространство исказилось вспышками создавшихся гиперпереходов. Торпеды к этому времени уже были готовы, но корабль почему-то медлил, тратя уйму энергии на поддержание точек гиперперехода. Прошло несколько минут и наконец носитель сделал залп. Две «противоположные» торпеды — одна с носа и одна с кормы корабля – синхронно покинули свои стартовые позиции. Торпеды всегда запускались попарно с небольшими паузами между залпами. Торпеды были огромны. После каждого залпа корабль немного сносило в пространстве, несмотря на компенсацию запуска торпед специальными двигателями по правому борту носителя. За время, казалось несущественной, паузы между двумя залпами мощные вычислительные комплексы торпедоносца успевали обсчитать коррекцию гиперпереходов, стартовые условия и параметры точек перехода для следующей пары торпед, хотя со стороны казалось, что корабль просто красиво выпускает пары торпед друг за другом. Когда все торпеды были выпущены корабль начал подготовку ко второму залпу.

Через час первая выпущенная пара торпед достигла своих точек перехода. Вращающиеся с чудовищной скоростью торпеды распались на несколько частей. Боеголовка продолжила свой полёт по инерции, корпус торпеды разделился на несколько независимых частей, каждая из которых немного изменила частоту своего осевого вращения и подкорректировала положение в пространстве. Спустя непродолжительное время группового полёта части корпуса торпеды синхронно взорвались, образовав крутящуюся плазменную розу с вытянутыми лепестками по направлению движения. Мощные импульсные боеголовки, скрывшись внутри этих энергетических цветков, взорвались и в космосе расцвела пара вспышек. Направленный вихрь сверхмощного высокочастотного излучения, рождённый огромным сжатием магнитных полей, моментально разметал плазменные рефлекторы, но был быстро затянут в точку гиперперехода, которая сразу же разрушилась.

В командном центре корабля на огромной информационной панели изменились цифры. Государства Периферии, по понятным причинам, очень неохотно применяли полное нейросетевое управление своей военной техники, полностью не отказываясь от нейросетей в качестве эффективных инструментов, но всегда стараясь максимально дублировать их функционал. Капитан корабля увидел результаты первого залпа и ожидаемо скривился от результата работы своей, буквально вчера и не по своей воле, обновлённой команды.

— Эти данные верны? – капитан уставился на моментально стушевавшегося старшего помощника. – Это точно то, что я сейчас вижу? Вот эта цифра, до запятой… — капитан ткнул пальцем в направлении стены с парящей в воздухе перед ней различной информацией в виде чисел, диаграмм и малопонятных значков. — Она… отлична от нуля?

— Это верные данные, — старпом как-то сразу пожалел о своём недавнем и таком желанном назначении.

— Выход за четыре с половиной! Миллиона!!! И это – запуск по статичной цели с заранее известными координатами! Бездна космоса, да как же вы будете работать в условиях реального боя?!

— Капитан, пусковики отработали штатно, но перед серией запусков возникла неожидаемая ситуация с вычислителями. Параметры второй волны уточнены, мы уложимся в половину миллиона. Проблема возникла только на векторе к планете, первыми залпами мы успешно накрыли все три узла гиперсвязи.

Капитан корабля выразительно посмотрел на старпома, но сдержался. Новая команда продемонстрировала свой результат после немногочисленных тренировок на имитаторах. И этот результат мог бы быть гораздо лучше. Дьявол раздери этих мозгляков из объединённого штаба – и кому только пришла гениальная идея о ротации состава прямо перед началом операции? Да, старпом прав, краонские вычислители уступали по возможностям союзным и команде теперь везде придётся работать с менее интуитивным интерфейсом и привыкать к более туповатому оборудованию, которое к тому же ещё может закапризничать и это надо уметь парировать. А в условиях реального боя нужно парировать быстро и без ошибок. Потому что их противник ошибок прощать не будет никогда.

— Если хоть один из следующих залпов подтвердит ваш уровень навыков и умений, то все ответственные остаток своей жизни будут дорабатывать на судах обеспечения. – Капитан отвернулся от старпома. – Я гарантирую.

У них осталось чуть меньше пары часов до прибытия основных ударных кораблей и за это время торпедоносец должен был максимально облегчить задачу по зачистке этой системы. И хотя первый залп безусловно накрыл пространство с целью, капитан небезосновательно классифицировал его как «промазали».

Пункты дальнего обнаружения Союза центральных миров не являлись лёгким объектом для уничтожения. Обычно СЦМ ставил свои периферийные форт-посты в достаточно крупных планетарных системах. Система укреплялась так, что взять её сходу было просто невозможно. Система обороны распределялась по всей системе. Узловые элементы обычно располагались в планетоидах или больших астероидах, создающих естественную прочную защиту. О нападении практически сразу же узнавал Флот СЦМ, так как оборудование гиперсвязи невозможно было уничтожить одновременно везде. Местонахождение стационарных узлов как-то можно было заранее узнать, но неактивные «плавающие» мобильные гиперпередатчики обнаружить было практически невозможно. Базу можно было уничтожить, но вслед за этим агрессора ожидала неминуемая встреча с ВКФ СЦМ, которая не сулила ничего хорошего.

В этой системе находилась не сама база, а только пункт дальнего обнаружения. С точки зрения контроля транспортной активности местоположение было выбрано стратегически верно – пункт располагался на хорошо известном и ипользуемом маршруте движения кораблей и прикрывал направление на целый сектор. Наличие гиперпривода позволяло кораблям прыгать в любом направлении в космосе, однако по определённым векторам прыгать было несколько энергетически выгоднее, а порой и немного быстрее, поэтому коммерческие корабли всегда передвигались именно по подобным трассам. До самой военной базы и обитаемой системы, в которой она располагалась, отсюда была ровно половина максимального прыжка. База прикрывала ближайшие пять миров, в том числе систему, где располагалась одна из ведущих лабораторий корпорации Гипертех. Корпорации, владевшей технологиями, которых так не хватало Краону.

Атакуемая база наверняка выдержала первый залп и вряд ли он был для неё неожиданным. Сканеры не могли не заметить выход крупного корабля из гипера и опознать в нём «Борана» по имеющимся сигнатурам возмущения гравитационного поля и характерному спектру работы двигательных установок. И уж тем более база узнала о подготовке к торпедному залпу, вовремя защитив своё чувствительное оборудование. Но второй залп накроет цель «в точку» и то, что сейчас ещё как-то может работать гарантированно работать перестанет. Система скоординированной защиты пространства рухнет вместе с автоматическим координирующим комплексом. Третий залп выведет из строя комплекс сканирования на четвёртой планете и полуавтоматический резервный командный пункт, расположенные в терминаторе второй планеты, а также создаст дыру в оборонительном поясе немногочисленных боевых пустотных платформ между орбитами третьей и четвёртой планет. Подобный сценарий захвата системы давал только тактическое преимущество, потому что всё, что происходило в системе будет передано одним из автономных гиперпередатчиков, неспешно крутящихся на очень больших орбитах вокруг звезды. Зачистить систему, собрать ударную группу и неожиданно прыгнуть прямо к базе СЦМ не получится. Кажется, что в совершаемой операции нет никакого стратегического смысла. Но предательство и вовремя совершённая диверсия одним из офицеров пункта дальнего обнаружения полностью меняла картину происходящего.

Пограничное пространство СЦМ было опутано двойным слоем пунктов раннего обнаружения и предупреждения. Поэтому, на расстоянии трёх миллиардов километров, тяжёлый носитель «Криус», близнец «Борана», точно так же утюжил ещё один пункт дальнего обнаружения. Разбросанной в этом секторе космоса сети автоматических станций потребуется почти двое суток, чтобы понять, что связь с локальными управляющими центрами окончательно утрачена и несколько узловых станций будут вынуждены потратить практически все свои энергетические запасы на отправку гиперсигнала тревоги на базу СЦМ. Но направление и время атаки было выбрано не случайно: после получения первых сигналов тревоги, уже через три-четыре часа в окрестностях базы СЦМ появятся, ещё никем не ожидаемые, скоростные рейдеры, которые первыми должны проскочить в образовавшийся достаточно узкий канал в сфере защиты Союза Центральных Миров.

Началось одно из самых эпохальных противостояний между СЦМ и Периферией, к которому ведущие государства Периферии, объединившиеся в Альянс, готовились, ни много ни мало, последнюю половину тысячелетия.

***

«Путь к Маруа свободен. Две волны тактических корабельных групп уже отправлены. Торпедоносцы почти закончили перезарядку». Человек в синем военном комбинезоне спокойно ознакомился с нейросетевым уведомлением. Он обернулся к компании строго одетых мужчин, среди которых только один выделялся на фоне остальных своим неуместным джемпером.

— Как вы уже наверняка знаете, первый этап успешно завершился. Где же наша красавица? Мы тут все так случайно собрались, что бы было очень удобно…

Мужчина прервался, отвлекаясь на нейросетевое уведомление, и хмыкнул.

— Ага, эта лиса уже направляется сюда. Я сообщил ей, что мы все здесь.

— Надо было привлекать её заранее, тогда бы не пришлось тратить столько времени на весь этот цирк, — проворчал один из сидевших мужчин. – Одна анонимная поездка сюда чего стоит.

— Она очень осторожна. Порой параноидальна. Анализ её психологического портрета говорит, что, для нашей же выгоды, официальное предложение нужно делать именно сейчас. В противном случае она опять начнёт играть в свои игры, балансируя между нами же. Потерпите ещё немного и скоро все смогут разъехаться. Мы уже никогда не будем собираться так тайно. Цените этот момент, господа!

— Он прав, — проговорил другой мужчина, — тем более привлекать её заранее было ненадёжно и даже опасно. Я бы и сейчас предпочёл с ней не связываться, но наиболее развитые нейротехнологии находятся именно у неё. С архивами НБС надо же кому-то работать?

— Вообще-то, я вас понимаю, — проговорил задумчиво смотрящий в полупрозрачное окно человек в синем комбинезоне, — я и сам, знаете ли, несмотря на свою любовь к приключениям не привык вот так вот подставляться. Это ведь подумать, — хмыкнул он, — одна ракета вот в это окно и девять самых мощных государств Периферии лишатся своих правителей. Она ведь знает, что все мы здесь. И наверняка уверена, что об этом практически никто больше не знает. Она может одним ударом решить все свои давние обиды. Она понимает, что мы рискуем. Рискуем так, как рисковать не привыкли. И это должно сработать. Доверие должно быть взаимным. А ставки уже больше, чем просто наши жизни.

Спустя час прямо перед самыми дорогими столичными апартаментами этого мира приземлилась первая пара аэромобилей, из которой высыпали люди в боевой оснастке и различное роботехническое сухопутное и летающее обеспечение. За этой парой последовала следующая. Наконец, из одной машины, абсолютно не выделяющейся среди остальных, появилась невысокая женщина, одетая в белый наряд.

Дверь в помещение распахнулась и в него быстро вошли несколько бойцов личной охраны, покрутили головами и проследовали к зеркальным снаружи панорамным окнам, которые им сразу явно не понравились. Затем в дверь вкатился скорострельный боевой комплекс. После появления еще нескольких боевых комплексов присутствующие люди немного занервничали, так как каждый находился не под одним прицелом. Наконец, появилась дама, которая критически и придирчиво осмотрела всех присутствующих.

— Предлагаю провести взаимную идентификацию. После этого охрана покинет нас и мы сможем нормально пообщаться, — она мило улыбнулась.

Человек в синем комбинезоне галантно предложил женщине сесть и расположился рядом. Процедура идентификации не заняла много времени и комната опустела. По углам только остались небольшие комплексы защиты от прослушивания.

— Вы тут так все случайно собрались. — Женщина откинулась на спинку дивана. – Официально, сейчас у меня внезапное посещение моей светской знакомой. Тут все официально?

Мужчина, носивший джемпер, взял стул и сел напротив женщины.

— Официально тут только он, — он указал в сторону мужчины в синем комбинезоне. – Сегодня он наш координатор, именно он организовал встречу и контактировал с вами, Виведит.

Мужчина и женщина долго смотрели друг на друга.

— Интересно, как давно вместе встречались первые лица целых десяти далеко не самых последних государств?

— Да, встреча историческая. Во всех отношениях и при её любом завершении. Виведит, вы помните наш последний разговор? И моё гипотетическое предложение? Теперь это реальность.

Виведит продолжала холодно смотреть на своего собеседника. Минула целая долгая минута, прежде чем женщина нарушила взаимное молчание.

— Но узловая база ВКФ это не пункт дальнего обнаружения, который можно завалить одними краонскими ракетами.

— Мы не рассчитываем так же быстро разделаться с узловой базой, однако небезосновательно считаем, что весьма продуктивно сможем использовать эффект неожиданности и полностью связать военные силы Союза в этом секторе космоса пока вторая часть нашего объединённого флота будет выполнять свои задачи в ближайших мирах по оперативному захвату союзных банков данных и исследовательских комплексов таких корпораций как Гипертех, НБС, Энергон. База Маруа достаточно сильно ослаблена в результате искусно срежиссируемого нами корпоративного противостояния в Союзе. Несколько месяцев назад, помните? Это были мы — наши лучшие аналитики показали на что они способны. В секторе Маруа корпорации НБС и Гипертех вели себя необычно мирно и это спровоцировало растаскивание кораблей с базы по другим секторам. Некоторые не вернулись до сих пор, а те, которые вернулись встали на техническое обслуживание с частичной боевой разгрузкой и роспуском команд на отдых. Эти мощные корабли сейчас представляют из себя совсем беззащитные цели. Нужно только знать где они точно расположены и как быстро продавить систему оборону верфей. И мы знаем это, — говорящий мужчина развёл руками и улыбнулся.

Опять наступило молчание. Виведит, прожжённый политик, тянула время как могла, стараясь просчитать ситуацию с учётом новой информации.

— И что будет, когда у Союза пройдёт шок от вашей наглости? Когда несколько их флотов направятся в Маруа?

— Как только рухнет этот форт-пост, мы уверены, что остальные, более осторожные, государства осознают военную мощь объединённого флота Альянса, присоединятся и начнут кусать Союз со всех сторон. Сами знаете, что пацифизм на Периферии никогда не был в моде. Военная мощь Союза может в космическую пыль полностью стереть любого из нас. Но ему придётся распределить силы для прикрытия своего ареала обитания, а это сильно осложнит проведение серьёзных экспедиционных операций. Мы прекрасно понимаем, что их аналитики быстро просчитают ситуацию и Флот Союза постарается сделать всё возможное для решения возникшей пока ещё локальной проблемы. Поэтому очень важная роль отводится распространению информации, представляющей военные успехи Альянса в нужном нам свете. Все операции и боевые сражения будут тщательно документироваться и быстро распространяться по всей Периферии. Кадры и видеоролики массового уничтожения кораблей ВКФ СЦМ рейдерами Альянса, успешные боевые стычки, материалы по захвату корпоративных комплексов, благополучная жизнь городов центральных миров, сотрудничающих с Альянсом — всё это должно показать, что нам по силам практически всё. Обывателю вовсе не обязательно знать про столетнюю подготовку диверсии на пунктах дальнего обнаружения и корпоративных комплексах, про неспособность уничтоженных кораблей обороняться, про то, что ни база Союза, ни корпоративные комплексы просто не были готовы к вторжению и таких лёгких побед больше не будет. Обыватель должен просто поверить в нашу мощь, мощь Альянса. Поверить и внести свой маленький или большой вклад в очередной удар по Союзу. Информационная система Альянса будет поставлять новую и яркую информацию каждые несколько часов, и мы проследим, чтобы эти данные превуалировали над союзными и были правильно преподнесены конечным потребителям. Это не менее простая задача, чем удар по Маруа, возможно даже более сложная, но у нас есть рычаги влияния в нужных мирах для получения именно того результата, который требуется.

Вновь минута молчания. Все присутствующие прекрасно всё понимали без слов. Они уже даже знали, чем закончится эта встреча. Но это была игра и её необходимо было доиграть до конца. Одна сторона давила открывающимися возможностями, вторая – опасливо сопротивлялась.

— Как-то сомнительно, что у вас получится хорошо парировать союзную пропаганду. С другой стороны, — она слегка пожала плечами, — никто не запрещает первое время эффективно подавить известные узлы гиперсвязи, хотя это и приведёт к дестабилизации связи на всей Периферии. Что вам даже на руку. Но… Союз ведь в любом случае кого-то разрушит. Под моим началом население почти пяти миров. Я забочусь о его благополучии и не хотела бы, чтобы оно пострадало.

Некоторые мужчины улыбнулись уголками губ. Виведит заботится о населении? Политик начала завуалированную торговлю участия в войне своего флота. Дело сдвинулось с мёртвой точки.

— Виведит, официальное участие ваших вооруженных сил является обязательным условием. Я думаю вы и сами понимаете, что это очень важно. Но каждый из участников имеет право оставить в своей системе до пятнадцати процентов своих кораблей. В любом случае вы находитесь во втором контуре. Для Краона и Немересты несоизмеримо выше риск ответного удара, чем для ваших миров. А когда Союзу станет до вас… Думаю, к тому времени ему будет уже далековато до вас дотягиваться.

Женщина подчёркнуто вздохнула и задала следующий вопрос.

— И каковы первые корпоративные цели?

— Первый мир уже определён – мир Гаусси, в котором располагается комплекс корпорации Гипертех. Операцию практически полностью проводят краонские военно-космические силы, которые и будут основным бенефициантом этой операции в случае её успеха. Любой корпоративный комплекс являлся крепким орешком, который неприступен в мирное время и обычно сложно раскалывался даже после орбитальных ударов. Но в этот раз нужные люди в узлах управления комплексом имеют нужную мотивацию, что очень сильно повышает вероятность стремительного захвата неповреждённого оборудования, целых банков данных и живых сотрудников лаборатории. Одновременно с этим, под удар попадёт крупный комплекс НБС в соседнем мире. И вероятность его успешного взятия также высока. Мы возьмём его без участия ваших военных, для вас всё будет чисто. Но нужно срочно создать и направить команду из специалистов, чтобы они там всё хорошенько посмотрели. Это ваш прямой интерес. Ведь именно вам отводится будущая роль нашей Диады Итвор. Если вы согласитесь на неё.

Они долго смотрели друг другу в глаза.

— Ну хорошо, чёрт с вами. Я согласна. — Виведит кивнула и довольно улыбнулась. Было заметно, что ей польстило такое сравнение и она даже не сочла нужным это скрывать.

Мужчина встал и глядя на женщину картинно обвёл рукой всех присутствующих.

— Добро пожаловать в Альянс!

***

Президент Союза Центральных миров задумчиво разглядывал трёхмерную схему. Неправильная сфера была пронизана жёлтыми нитями и покрыта золотистыми наростами, всё это наглядно визуализировало инфраструктуру НБС, задействованную в новом проекте нейростопа. Очевидно, что Сергев очень нескоро вернётся к проекту, но возможно, что так даже и лучше – Итвор взяла проект под свой полный контроль, а уж при её-то хватке не стоит сомневаться в том, что всё изображённое станет реальностью. Резкий и неприятный нейросетевой вызов наивысшего приоритета прервал все размышления человека.

— У нас чрезвычайная ситуация. – Собеседник не представился и даже опустил формальности при обращении к президенту СЦМ. — В мир Маруа совершено военное вторжение. Узловая база сектора в этом мире на данный момент располагает только тридцатью процентами боеспособных кораблей, остальные были переброшены на противоположную границу сектора для участия в урегулировании конфликта корпораций. Практически все, кто успел вернуться и встать в доки, уничтожены рейдерами противника, мы потеряли уже двадцать три процента от общего количества кораблей этой базы. Плановая оборона системы организована, но противник стремительно её продавливает. Мы несём потери в неравных одиночных стычках. Противник слишком хорошо информирован. По предварительному анализу, — докладчик сделал паузу и почти незаметно сглотнул, — мы потеряем систему Маруа и ближайшие миры к ней в течение ближайшей пары суток. На такой случай предусмотрен код Сильвеа-14, но вы должны санкционировать его активацию.

Президент молчал. Кто атаковал? Краон? Дуйна? Марканееоа? Кто вообще посмел атаковать!? Как у них получилось нанести удар внезапно? Не сработала сеть раннего предупреждения? Почему именно Маруа? База СЦМ? Или им нужен Гаусси с научно-исследовательским центром Гипертеха? Или экспериментальное производство Энергона? Может комплекс НБС? Почему оборона системы быстро сминается? Какого чёрта происходит? Гулкий удар сердца набатом ударил в ушах, ощутимая вибрация от него распространилась по всему телу. Нейросеть президента не получила ответ на запрос гормональной корректировки состояния своего носителя и быстро ввела корректирующие препараты в кровь. Человек моргнул и сделал глубокий вздох.

— Кто противник?

— Мы ещё точно не знаем. Все поступившие сведения противоречивые и указывают на разные государства Периферии. Транспортная инфраструктура нарушена во всём секторе. Связь работает нестабильно. В системе паника.

— Где Арус?

— Но Арус позавчера лёг на биокорректировку. Я думал вы знаете…

Президент глубоко вздохнул ещё раз. Да, он вспомнил. Случайность? А корпоративный конфликт? В голове человека начали молниеносно пролетать события последнего полугода. События цеплялись друг за друга, тянулись друг за другом и складывались в единую, не сулящую ничего хорошего, картину. Аналитическая нейросеть президента помогала быстро вспоминать и связывать отдельные эпизоды уже прошедшей истории. Всё связывалось очень даже логично, если взглянуть на это под несколько иным углом, чем рассматривалось раньше.

— Изолируйте угрозу в той части сектора. Я немедленно ввожу общее военное положение. Код будет подтверждён в течение получаса, начинайте подготовку к его быстрой отработке.

Нейросетевой вызов завершился, оставив звонкую тишину. Человек смахнул из воздуха уже ничего не значащую голограмму с золотыми нитями и вызвал план сектора. Списки миров, значки крупных станций гиперсвязи, значимых инфраструктурных пунктов, узлов союзного и корпоративного значения, военные базы. Союз центральных миров уже давно глобально не воевал. Но угроза вторжения периодически прорабатывалась. Арус даже проводил неожиданные тренировки, о начале которых Совет СЦМ узнавал всего за несколько часов до их начала. Активированный код безопасности уже много делал за людей: военные получали чёткие инструкции, корпорациям предписывалось немедленная эвакуация или уничтожение своей критически важной инфраструктуры разработки и производств, ввод военного положения автоматически перераспределял полномочия между политиками и военными, относительно быстро переводя жизнь общества на военные рельсы. Одна была проблема – всё это уже мало кому было нужно, так как предполагалось, что пункты дальнего обнаружения заранее обнаружат вторжение противника, дав на подготовку миров не менее суток. Уведомление наивысшего приоритета прервало стремительный поток мыслей уже очень немолодого человека. Ознакомившись с ним, президент удовлетворённо кивнул — глава службы безопасности не стал тратить время на доклад, а уже вовсю работал. Президент больше не стал медлить и разослал всем членам высшего совета уведомление о срочной виртуальной встрече в течение пяти минут.

***

Заркон смотрел на изображение неизвестной звёздной системы, содержащей несколько планет. Обитаемой зоны у этой звезды не было. Вернее, она была, но в ней находились две совсем небольшие каменистые планеты, явно не имеющие никаких условий для жизни.

Сиид исчез в самый неподходящий момент. Исчез гарантированно надолго, а может быть и навсегда. И именно на Заркона лёг груз ответственности принятия решений. Периферия затеяла очередную войну с центром. Масштабы поражали. Поражало то, как служба безопасности СЦМ смогла пропустить длительную подготовку к такому размаху ведения боевых действий. Ещё больше поражало то, что Орден Хранителей оказался не готов. Как можно упустить подготовку к такому грандиозному событию, имея громадные объёмы данных и применяя различные методы косвенного анализа? Они фиксировали возрастающую напряжённость СЦМ и Периферии, её результат был предсказуем, но никто не ожидал, что это перерастёт в открытый конфликт настолько быстро. Периферия не испытывает особых ограничений в ресурсах, но остро нуждается в современных технологиях, экспорт которых СЦМ очень сильно ограничивает. В результате политики СЦМ, технологически уравнивающей государства Периферии и не допускающей чрезмерного усиления влияния какого-то одного государства над другими, периодически происходят локальные конфликты за передел сфер влияния и добычу ресурсов. Как правило, в выигрыше в первую очередь остаётся СЦМ, а воюющие миры отбрасываются в сбалансированном развитии назад. Разумеется, это нравилось не всем и не могло продолжаться бесконечность.

Недавний конфликт корпораций внутри СЦМ теперь заиграл совсем другими красками: роль государств Периферии хранители определили правильно, но некорректно интерпретировали произошедшее. Сиид хотел сбалансированного развития цивилизации? Вот оно и наступило – появился ряд новых политиков с принципиально иной оценкой сложившейся действительности, которые сумели переступить через свои единоличные лидерские амбиции и объединить крупные государства, причём провернули это настолько виртуозно, что никто ничего не заподозрил до самого последнего момента. Что будет дальше более чем понятно. При таком подавляющем военном превосходстве система Маруа будет полностью разрушена и союзники Альянса начнут торопливо, опасаясь, что не успеют, отгрызать кусочки владений СЦМ. Союз миров запылает по своей границе и вряд ли сможет быстро и эффективно давать отпор, что будет только порождать у периферийных миров уверенность в своих силах. Бросить половину миров для эффективной защиты оставшихся? Репутационные потери такого решения будут колоссальны. Уверенности в надёжности Союза не будет даже у тех, кого он сумеет защитить. Если же СЦМ не сможет сохранить целостность, то это чревато сильным возрастанием роли Альянса. Однако сам Альянс не сможет быть единым длительное время: он создан группой сильных личностей и именно это предопределяет его раскол, об этом говорит вся история человечества. Заркон всматривался в будущее, но, без вмешательства Ордена, видел там один хаос.

Как поступить правильно? Можно осуществлять точечное вмешательство и вернуть статус-кво. Это наверняка получится, но на сколько хватит мира? В следующий раз Периферия просто учтёт существование Ордена. Человечество слишком сильно расползлось по космосу, его всё сложнее и сложнее контролировать и координировать и именно это становится естественной причиной складывающихся условий для его раскалывания. Технология для попытки сглаживания этого эффекта уже есть, но для разработки и доведения до безопасного использования нейростопа потребуются века. На протяжении такого времени сложно гарантировать безопасность проекта, любое крупное столкновение может затормозить или вовсе отбросить разработку назад. Люди – очень умные и изобретательные существа. Это отлично демонстрирует начало этой войны.
А если план внешников уже учитывает существование Ордена? Сохранять таинственность и нейтралитет Ордена невозможно же бесконечное время. Или вдруг это хитрая уловка Союза Центральных Миров? И на самом деле они объединились с Периферией чтобы проявить Орден и, наконец, покончить с ним и вычеркнуть из своей истории? СЦМ ведь давно этого хочет, время давно стёрло психологические последствия от противостояния с Орденом в прошлом.

Заркон вглядывался в изображение. Там, в глубине системы в пространстве медленно дрейфует флот Ордена Хранителей. Не несколько вымпелов. Не тактическая корабельная группа. И даже не боевая группа. Эскадра, которая по боевой моще вполне соответствует полноценному флоту. Двадцать различных боевых кораблей и кораблей обеспечения и полтора десятка рейдеров дальнего прорыва. Боевые космические корабли, модернизированные по технологиям Ордена, которые только-только начинает внедрять Союз Центральных Миров. Да, нужно честно признаться, что есть проблемы с экипажами для кораблей, но и то, что можно привести в боевую готовность, будет весьма впечатлять.

Демократически-корпоративная модель Центральных Миров? А может быть модель директивного подчинения? Модель, при которой можно просто определить, что делать и как делать и перестать тратить значимые время, силы и средства на соблюдение и настройку социальных формальностей, баланс интересов миров и различных социальных групп. Ведь если для людей условия и уровень жизни будут одинаковы, то какая разница? Зачем эта градация и удержание значимых технологий любой ценой? Взять Орден — ведь его верхний уровень управления по сути чётко директивный, либерализация управления идёт сверху вниз, но и то не для всех ветвей управления. Да, централизация несёт немало рисков. Снижение гибкости и самостоятельности. Атрофирование инициативы. Неконтролируемое схлопывание цивилизации в случае надлома её управляющего стрежня. И один из самых больших сегодняшних рисков – ошибиться и не успеть выполнить перехват и перестройку управления. В Союзе Центральных Миров, а теперь и в Альянсе, сидят отличные аналитики, противостояние с которыми может погрузить всю цивилизацию в неуправляемый хаос. Однако на вариант наступления «тёмного времени» Орден теперь имел хоть какую-то страховку.

Заркон давно подозревал, что Орден Хранителей возник не просто так. Очень маловероятно что сама собой сложилась управляющая структура, которая будет специально тащить развитие другой, по сути конкурентной, системы. Орден постоянно ищет знания и технологии древних и даже периодически что-то находит. Несмотря на то, что по большей части это хлам, одна находка нейросетевого оборудования оправдала практически всё. Однако и это не столь важно. Ведь, вероятно, именно Орден и есть главное и неосознаваемое наследие прошлой цивилизации. Доподлинно неизвестно, что случилось с той цивилизацией, но она была развитой настолько, что, возможно, позаботилась и оставила какую-то подсистему восстановления, которая не позволила скатиться человечеству обратно на совсем дикий планетарный уровень. Заркон это чувствовал интуитивно. Потому что за последний век, с молчаливого одобрения Сиида, сделал то же самое. Хорошо спрятанные два корабля в звёздной системе, находящейся далеко от транспортных маршрутов. В меру развитый и спокойный мир. Укреплённый и напичканный самой современной техникой и архивами Ордена подземный комплекс, надёжно оберегающих содержащихся в нём мужчину и женщину, человеческие качества которых в совокупности с интеллектом, знаниями и умениями, способны попытаться возродить Орден. Заркон понимал, что чем сложнее план, чем больше у него последовательных стадий выполнения, тем выше вероятность его провала. Однако иметь хоть что-то лучше, чем не иметь вообще ничего. Глава Ордена успел сделать всего лишь первый шаг на пути создания резервно-восстановительной подсистемы Ордена. И этот шаг был сделан настолько удачно, насколько себе можно представить остановку таймера бомбы за секунду до её взрыва.

Ему почудилось, что там, в глубине системы, сверкнула искорка – флагман флота с некоторыми зачем-то зеркально отполированными элементами – корабль древних, технические характеристики и огневая мощь которого позволяли ему чувствовать себя на равных с усиленной тактической корабельной группой. Даже несмотря на то, что практически всю начинку корабля пришлось заменить на современную, наверняка менее эффективную, чем оригинальная. Один этот корабль мог оказать громадное влияние на текущий конфликт. До последнего разговора с Сиидом Заркон даже не представлял какой реальной мощью располагает Орден, хотя на правах второго координатора весьма хорошо представлял возможности и доступные ресурсы организации. Флот – это инструмент дающий огромную власть. Инструмент, который нужно использовать правильно.

Вмешиваться или не вмешиваться? Кому и где помогать? Заркон не просто понимал масштаб происходящего, он ощущал холодок от этого понимания. Он ещё ни разу не сталкивался с подобным размахом и скоростью происходящих событий. Работать надо быстро и точно. Для Союза Центральных Миров и Периферии — это просто очередная веха истории и каждая из сторон её попытается побыстрее пройти. Для Ордена же – это испытание, проверка цели и самой идеи его существования. На периодических сборах Ордена Сиид нередко предлагал ознакомиться с той или иной книгой из своей библиотеки и Заркон всегда их пролистывал, выборочно читая. Сейчас он чувствовал, как очередная страница книги «История человечества» перевернулась и на его пальцах осталась бумажная пыль после перелистывания этой страницы. Заркон мрачно взирал на её следующую абсолютно чистую страницу, понимая, что начинать её писать именно ему в независимости от того, какие имена и события на ней будут упоминаться. Как тут не поверить в судьбу, если даже его бездействие напишет его же рукой первое предложение на этой странице. Взгляд Заркона смягчился. Что будет в этой первой строчке? Союз Центральных Миров и Периферия? Или… может быть… Звёздная Империя?

Неожиданная встреча. Глава 18.
Версия текста: 1.0.0.
Дата первой публикации 02.10.2018.
Дата последней правки: 02.10.2018.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl + Enter. Длина выделяемого текста не должна превышать 10 слов. В течение получаса можно отправить только 5 сообщений.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *